Из Креславки – в Париж

 Семен Киперман
 5 декабря 2013
 4435
В первой книге многотомной серии «Евреи в культуре русского зарубежья» (1992, составитель М. Пархомовский) была опубликована статья В. Шлеева «Парижский скульптор Наум Аронсон и его связи с художественной жизнью России». Новые данные позволяют несколько расширить рассказ о творческой деятельности ваятеля Н. Аронсона и рассказать о его произведениях, хранящихся в музеях Израиля.  

Наум Львович Аронсон родился в 1872 году в Креславке (Латвия) в семье хасидов. В хедере он получил первоначальное религиозное воспитание. В раннем детстве мальчик почувствовал тягу к рисованию и лепке. Но родители не одобряли его пристрастия, и Науму пришлось скрываться в заброшенном сарае, где он мог заниматься любимым занятием — лепкой.

Случайно дядя обнаружил «сарайные» скульптуры Наума, и они вызвали у него восторг. Это позволило уговорить родителей, несмотря на острую нужду, отдать сына в рисовальную школу в Вильне, в которой тот успешно отучился два года. Наум Аронсон вылепил прекрасный бюст попечителя Виленского учебного округа Сергиевского, и тот в знак благодарности стал хлопотать об определении молодого скульптора в Петербургскую академию художеств. Однако Наум Аронсон не был принят, так как не имел права проживать вне черты оседлости.

Семнадцатилетний скульптор уехал в Париж, где был принят в бесплатную муниципальную Школу декоративного искусства. Одновременно с учебой в школе он посещал частное ателье Каларосси, а также учился у Огюста Родена. Родители не имели возможности помогать сыну, и Науму пришлось зарабатывать на жизнь тяжелым трудом, обтесывая каменные глыбы у мраморщика Гектора Лемера.

По прошествии двух лет Аронсон окончил школу и получил первый приз за дипломную работу. Нужда продолжала преследовать молодого скульптора — приходилось перебиваться случайными заработками. Порой он не мог купить себе даже хлеба.

Его головокружительная карьера началась... с голодного обморока — он упал на парижской улице. Придя в сознание, Наум попросил у собравшейся толпы и полицейских поесть. После чего в газетах появились заголовки: «Молодой талантливый скульптор из России упал в голодный обморок на улице Парижа!»

Дальше все пошло как в сказке. Вечером того же дня (31 декабря 1896 г.) Науму Львовичу Аронсону был преподнесен поистине королевский новогодний подарок: заказ на 2000 франков. По тем временам — колоссальная сумма. Одна из работ Аронсона была выставлена в престижном салоне художественного общества «Шамп де Марс», где ее тоже оценили по достоинству. Через год Наум Аронсон был принят в члены этого художественного общества. В Париже жили его друзья: Марк Шагал и Мане Кац, там же он познакомился с русскими революционерами и сблизился с Анатолием Луначарским.

В 1897 году скульптуры Аронсона впервые были выставлены в парижском салоне. Критики высоко оценили его работы «Гнездо», «Жажда» и другие. В 1900 году Аронсон начинает работу над бюстом Бетховена. В том же году на Всемирной выставке в Париже скульптор получил вторую золотую медаль. Теперь ему сопутствуют слава и популярность.

В мастерской художника Аронсона появляются скульптурные портреты Моцарта, Берлиоза, Шопена, Данте, Бетховена. В Берлине выставляют его новые работы: «Маленький мученик» и «Слепая (бредущая вдоль стены)». Эта работа показала его умение лепить не только портреты, но и драпировку тканей.

В 1901 году Аронсон едет ко Льву Толстому в Ясную Поляну. Писатель был уже знаком с работами талантливого скульптора и после продолжительных бесед соглашается позировать ему. В своем дневнике Софья Андреевна Толстая писала: «Живет сейчас Наум Аронсон, бедный еврей, выбившийся в Париже за восемь лет в хорошего, талантливого скульптора. Лепит бюст Льва Николаевича и мой, и все недурно. Меня изобразил не такой безобразной, как это делали до сих пор все художники…» В итоге полугодовой работы был создан замечательный скульптурный портрет писателя, который хранится в Израиле в музее города Петах-Тиква.

Российская тема занимала значительное место в творчестве скульптора. Им были выполнены скульптурные портреты И. Тургенева, А. Фета, Л. Андреева, актрис Марии Савиной, Веры Комиссаржевской, балерины Иды Рубинштейн и многие другие.

В 1902 году сорок скульптур Аронсона впервые были выставлены в Петербурге. Помимо известных работ были представлены скульптура «Горе», бюсты Толстого и Фета. В 1903 году он посетил Бельгию и Гаагу, где лепил бюсты бурских генералов Девата, Ботта и Деларея.

В этом же году Аронсон создает две скульптурные группы для фонтанов в городах Годесберге и Берлине. Особенно красив фонтан «Истина» — женщина прислонилась спиной к скале, из-под ее ног течет вода; перед ней три мужские фигуры, двое мужчин смотрят на нее, а третий — юноша — молитвенно припал к источнику.

В 1904 году Аронсон выступил одним из учредителей Нового общества художников в Петербурге. На выставке этого общества были представлены его новые работы: «Подросток», «Спящая», барельеф «Св. Иоанн», голова ребенка из розового мрамора и «Эфеб» (бюст юноши) из белого мрамора.

В 1911 году русская императрица пригласила Наума Аронсона в Россию, чтобы создать скульптуру Распутина. Бюст Распутина сохранился и в настоящее время находится в тель-авивском Музее искусств.

Любопытный факт относится к 1904 году, когда Луначарский привел к Аронсону в студию невысокого лысого человека. «Вы похожи на Сократа», — заметил Аронсон и сделал рисунок. Это был первый в мире рисованный портрет Ленина. Позднее работа над скульптурным портретом Ленина стала этапом в творческой биографии Аронсона. Уже после смерти вождя, в начале 1925 года, Аронсон принялся за лепку бюста. В процессе работы скульптор сломал до двадцати бюстов, пока сумел, по его мнению, выявить суть Ленина. Этот бюст был привезен в СССР в 1927 году. Его высоко оценил Луначарский, однако советское правительство его не купило. Уже после смерти мастера племянница скульптора подарила этот бюст музею Ленина в Москве.

В 1922 году Аронсон выполнил заказ французского правительства и сделал большой бюст Л. Пастера к столетнему юбилею ученого для Пастеровского института. Аронсон был членом жюри конкурса по скульптуре Французского национального общества, кавалером ордена Почетного легиона. В 1904 году он выполнил скульптурную работу, посвященную жертвам Кишиневского погрома, — «Кидуш га-Шем». С историей еврейского народа связаны такие скульптуры, как «Моисей», «Саломея», «Пророк», «Вечный жид», «Бар-Мицва», созданные им позднее.

В 1930-е годы Аронсон создал много прекрасных композиций, украшающих площади Парижа, Иоганнесбурга. В 1931 году мэр Тель-Авива Меер Дизенгоф хотел превратить Тель-Авив в культурный центр Эрец Исраэль. Для этого он стал приглашать известных художников работать на Святой земле. Вот что писал Дизенгоф живущему в Париже Науму Аронсону: «Дорогой мастер, приглашаю вас в Эрец Исраэль и прошу привезти свои лучшие произведения для хранения и демонстрации в здешнем музее».

Они договорились, что во дворе дома Дизенгофа будет создана отдельная галерея Наума Аронсона, которая затем станет частью музея. В другом письме Дизенгоф сообщал, что в галерее Аронсона в Тель-Авиве будут храниться его произведения, и это доставит радость не только жителям города, но и всему еврейскому народу.

В этом же году Аронсон подарил Тель-Авивскому музею две мраморные скульптуры: «Молящийся» и «Голова мальчика». Музей открылся 2 апреля 1932 года, и Наум Аронсон был избран почетным директором вместе с 11 видными деятелями: Хаимом Бяликом, Иосифом Клаузнером, Марком Шагалом, Леонидом Пастернаком, бароном Ротшильдом и другими. После смерти Дизенгофа в 1936 году музей возглавил Карл Шварц.

Вскоре Шварц посетил Аронсона в Париже, и скульптор пообещал подарить музею свою бронзовую скульптуру «Пророк». В апреле 1938 года скульптура была получена. Вторая скульптура, «Моисей», сделанная из розового гранита, также была привезена в Эрец Исраэль и установлена в музейном фойе.

С началом Второй мировой войны Аронсон уезжает в США. Там он создает великолепную скульптуру первого президента США Джорджа Вашингтона. Аронсон остро переживал все события войны и знал о зверствах нацистов в Европе по отношению к евреям.

Наум Аронсон скончался 30 декабря 1943 года. Многие музеи мира почитают за честь иметь в своей экспозиции его бесценные скульптурные творения.

Семен КИПЕРМАН, Израиль

Фото: Илья ГЕРШБЕРГ 



Комментарии:


Добавить комментарий:


Добавление пустых комментариев не разрешено!

Введите ваше имя!

Вы не прошли проверку на бота!


Дорогие читатели! Уважаемые подписчики журнала «Алеф»!

Сообщаем, что наша редакция вынуждена приостановить издание журнала, посвященного еврейской культуре и традиции. Мы были с вами более 40 лет, но в связи с сегодняшним положением в Израиле наш издатель - организация Chamah приняла решение перенаправить свои усилия и ресурсы на поддержку нуждающихся израильтян, тех, кто пострадал от террора, семей, у которых мужчины на фронте.
Chamah доставляет продуктовые наборы, детское питание, подгузники и игрушки молодым семьям с младенцами и детьми ясельного возраста, а горячие обеды - пожилым людям. В среднем помощь семье составляет $25 в день, $180 в неделю, $770 в месяц. Удается помогать тысячам.
Желающие принять участие в этом благотворительном деле могут сделать пожертвование любым из предложенных способов:
- отправить чек получателю Chamah по адресу: Chamah, 420 Lexington Ave, Suite 300, New York, NY 10170
- зайти на сайт http://chamah.org/donate;
- PayPal: mail@chamah.org;
- Zelle: chamah212@gmail.com

Благодарим вас за понимание и поддержку в это тяжелое время.
Всего вам самого доброго!
Коллектив редакции