Талмудическая утопия

 Михаил Горелик
 29 октября 2015
 2042

Вопрос, почему над некоторыми странами солнце светит, хотя они определенно этого не заслуживают, вставал время от времени перед еврейским сознанием на протяжении нашей длинной истории. Не мог не вставать. Вот мидраш на него и отвечает.

Продолжаю сериал об Александре Македонском как о герое Талмуда. В рассказанных мною ранее историях Александр Македонский был мудрец и молодец. В истории, которую я вам сейчас расскажу, он совершеннейший злодей. Иными словами, образ царя в еврейской притче неоднозначен, или, ежели кого не пугает это слово, амбивалентен.

В прошлый раз дело происходило в условно-литературном Карфагене. На сей раз действие переносится в утопическую страну Кассию. Где находится, неизвестно — должно быть, тоже в Африке, неподалеку от Карфагена, поскольку нижеследующая история рассказывается сразу после карфагенской.

Александр Македонский спрашивает царя Кассии о нравах, обычаях и законах страны. Нравы, обычаи и законы тут же и предъявляются. Причем не на словах, а на деле.

Цитирую, как обычно, по «Агаде» Бялика и Равницкого.

В то время, когда они сидели и вели беседу, пришли двое судиться перед царем.

– Государь! — сказал один из них, — я купил у этого человека пустошь, стал рыть землю и нашел клад. Возьми себе, — говорю я ему, — я купил у тебя пустошь, а не клад.

Другой же отвечал:

– Я так же, как и ты, боюсь присвоения чужого. Я продал тебе пустошь вместе со всем, что находится в ней, от недр земных до высот поднебесных.

Обратился царь к одному из них и спросил:

– Имеешь ты сына?

– Имею, — был ответ.

– А у тебя дочь есть? — спросил царь другого.

– Пожените их друг на друге и найденный клад отдайте в приданое им.

Видя удивление Александра, царь спросил:

– Разве нехорошо я рассудил? А в вашей стране как бы решили подобный спор?

– Я, — ответил Александр, — отрубил бы обоим головы, клад поступил бы в царскую казну.

Правильно, это по-нашему: именно так и надо разрешать спор хозяйствующих субъектов.

 

– Светит ли солнце в вашей стране? — спросил царь.

– Светит.

– И дожди идут?

 

После сказанного Александром царь Кассии относительно солнца и дождя в стране гостя определенно засомневался. Александр говорит:

– Идут.

– А есть ли мелкий скот у вас?

– Есть.

– Проклятия достойны люди у вас, и только ради животных солнце светит вам, и дождь идет у вас.

 

Вопрос, почему над некоторыми странами солнце светит, хотя они определенно этого не заслуживают, вставал время от времени перед еврейским сознанием на протяжении нашей длинной истории. Не мог не вставать. Вот мидраш на него и отвечает.

Рассказ про Александра Македонского и царя Кассии многообразно связан с различными еврейскими текстами.

Образ мудрого царя-судьи очевидным образом апеллирует к образу царя Шломо (Соломона). Вынесенная на царский суд тяжба — частный случай спора о принадлежности находки — типичный сюжет, многообразно представленный и детально рассмотренный на страницах Талмуда. Правда, Талмуд — сочинение реалистическое, поэтому там каждый пришедший на суд тянет одеяло на себя, то бишь стремится завладеть находкой. А в фантастической Кассии всё не как у людей.

Завершение пьесы отсылает читателя к концовке книги Йоны, где Всевышний объясняет пророку, почему Он пожалел Ниневию — «город великий», который, по делам горожан, определенно следовало бы стереть с лица земли. А пожалел Он город великий потому, что там живет «более ста двадцати тысяч человек, не умеющих отличить правой руки от левой, и множество скота».

То есть не только ради мелкого скота, но и ради крупного. А также ради этически невменяемых обормотов — их тоже Всевышний пожалел. Правда, предварительно они все-таки раскаялись.

В былые времена этот мой комментарий вовсе не потребовался бы, поскольку даже уж совсем малообразованный еврей легко связал бы суд в Кассии и с находкой в Талмуде, и со Шломо, и с Йоной.

Но мы в хедере не учились.

А вы?

Михаил ГОРЕЛИК, Россия



Комментарии:


Добавить комментарий:


Добавление пустых комментариев не разрешено!

Введите ваше имя!

Вы не прошли проверку на бота!