Королева арт-деко

 Юрий БЕЗЕЛЯНСКИЙ, Россия
 27 ноября 2015
 3799
…В канун XXI века в Англии вышла книга Лоры Кларидж «Тамара де Лемпицка» с подзаголовком «Жизнь арт-деко и декаданса». В ней биографу пришлось постоянно сталкиваться с неточными сведениями и фактами. И разгадывать жизнь художницы, как кроссворд. Попробуем и мы выстроить жизненную версию загадочной и прекрасной Тамары…  

Королевой королев была Мария-Антуанетта, ослепительной красоты супруга французского короля Людовика XVI. Королевой детектива, первой в этом жанре, считалась Агата Кристи. В сан королевы живописи XX века можно возвести (пусть со мной спорят искусствоведы и критики) Тамару де Лемпицкую. Она сочетала в себе живописный талант, блеск богемы, а также мистификации и тайны личной жизни. Легендарная женщина.

Художница, равная по таланту многим мэтрам модернизма 1920-х годов, таким как Фернан Леже, Жорж Брак и Пабло Пикассо. Миллионерша, светская львица, родоначальница гламура, загадочная и экстравагантная. Прекрасная Тамара. Никто ее не лепил, она сделала себя сама, как Коко Шанель, проявив исключительную волю. О ней написаны статьи и книги. В 1980-е годы на театральных подмостках многих стран с большим успехом прошла пьеса «Тамара», посвященная ее жизни. В Америке Тамару играла кинозвезда Анжелика Хьюстон.

Тамара Лемпицкая творила миф о себе, запутывая даты и события своей жизни, искажая и приукрашивая их, чем, впрочем, грешили и грешат многие знаменитые женщины: достаточно вспомнить Сару Бернар. Главное — выставить себя в наиболее приглядном свете, красиво и победоносно.

В канун XXI века в Англии вышла книга Лоры Кларидж «Тамара де Лемпицка» с подзаголовком «Жизнь арт-деко и декаданса». В ней биографу пришлось постоянно сталкиваться с неточными сведениями и фактами. И разгадывать жизнь художницы, как кроссворд. Попробуем и мы выстроить жизненную версию загадочной и прекрасной Тамары.

Точной даты рождения нет. Она колеблется в промежутке между 1894 и 1898 годами. Наиболее упоминаемая — 16 мая 1898 года. Место рождения, как утверждала Тамара, Варшава (ближе к Западу?). Однако Лора Кларидж установила, что местом рождения ее героини является Москва. Мать Тамары Мальвина Деклер действительно жила в Варшаве (ее предки родом из Франции), в конце XIX века переехала в Москву, где и повстречала другого иностранного пришельца — Бориса Гурвич-Горского из состоятельной еврейской семьи банкиров и коммерсантов. Они поженились, но брак вскоре распался.

Детство и юность их дочери Тамары прошли вне родительского дома, в фешенебельном особняке родной тетки в Санкт-Петербурге, на Миллионной улице. С богатой тетушкой 15-летняя Тамара отправилась в Европу и прожила более года во Флоренции, Риме и Монте-Карло, накапливая в душе роскошь и разнообразие европейской культуры.

Но вернемся к истокам. Почему девочку, родившуюся в аристократической семье, назвали редким именем Тамара? Уж не из-за лермонтовского ли «Демона»? В надежде: «И будешь ты царица мира, подруга первая моя…»? Но это потом, а пока: «Покрыта белою чадрой / Княжна Тамара молодая/ К Арагве ходит за водой…» Ну, не за водой, конечно, а в элитарную гимназию, а едва повзрослев, порхала на петербургских балах, знакомясь с кавалерами и подыскивая себе будущего супруга.

Знакомясь с претендентами, Тамара неизменно сокращала свою фамилию: Тамара Горская. Отсекая провинциальное звучание Гурвич (а вдруг подумают, что ее корни из Житомира или Жмеринки), а Горская — это горы, Альпы или Кавказ. Но то была не романтическая прихоть, а некая защита от бытового антисемитизма (увы, он бродил и по салонам Петербурга).

На одном из петербургских маскарадов Тамара Горская познакомилась с красавцем, молодым польским аристократом Тадеушем де Лемпицким и поразила его видом простушки в крестьянском платье. Польский красавец был сражен наповал и предложил прекрасной пейзанке руку и сердце. Она, недолго раздумывая, согласилась выйти за него и стать мадам де Лемпицкой. Перспективы семейного союза рисовались радужными, но вскоре они померкли, их затмила разразившаяся революция, как гроза среди цветущего мая. И сразу всем представителям правящего класса, аристократам и буржуям стало худо. 

Одни, не мешкая, покинули Россию. Многих, кто не успел, арестовали, кого-то ликвидировали. Попал под раздачу и красавец Тадеуш де Лемпицкий: его бросили в подвал ЧК. Молодая жена пришла в отчаяние, но быстро справилась со слезами и предприняла отчаянный шаг по спасению супруга. По ее воспоминаниям, она предложила шведскому консулу сделку в обмен на спасение любимого. Сделка состоялась. Тадеуш вышел на свободу, более того, супружеская пара получила шведские паспорта и в спешном порядке покинула революционную Россию и Питер, «самый призрачный и странный / Из всех российских городов» (Николай Агнивцев).

Пушкин и Растрелли — прекрасно, но пушки и расстрелы — невыносимо… Сначала Стокгольм, затем Париж. И, как писал Георгий Адамович,

 

Нет доли сладостней — всё потерять,

Нет радостней судьбы — 

скитальцем стать.

И никогда ты не был к Б-гу ближе, 

Чем здесь, устав скучать, 

устав дышать,

Без сил, без денег, без любви,

В Париже…

 

В таком положении оказался поэт Адамович. У Тамары Лемпицкой была иная ситуация: нет денег (драгоценности быстро растаяли), но есть любовь, правда, с каждым днем убывающая, и много кипучих сил. Красавец-муж не выдержал эмигрантских тягот. И даже когда родилась дочь Кизетта, не смог найти подходящего дела, чтобы обеспечить семью. Пришлось Тамаре сыграть роль мужика и вытаскивать семью из нужды. И она с этой нелегкой задачей успешно справилась.

Спасительной палочкой, а точнее кистью, стала живопись — пригодились уроки рисования, полученные еще в детстве. Тамара Лемпицкая начала заниматься в Academic de Grande Chaumiere, где не нужно было платить за обучение. Она прилежно училась, но еще более прилежно копировала живописные полотна в Лувре, особенно голландскую живопись XVI–XVII веков и итальянцев эпохи Ренессанса. Освоив классику, Лемпицкая, благодаря своим учителям Морису Дени и Андре Лоту, переключилась на современное искусство, соединяя классические приемы с модным кубизмом, и этот синтез принес молодой художнице первые успехи.

В начале 1920-х годов хорошо продавались ее натюрморты и портреты, в том числе и портрет Кизетты. Лемпицкой удалось найти свой особый стиль, представляющий гибрид посткубизма и неоклассицизма. Ее картины тотчас оценил рынок продаж, падкий на все новенькое и необычное. Как говорится, она попала в струю.

Вскоре Лемпицкая из беспросветной эмигрантки перешла в статус модной художницы и эксцентричной светской дамы. Она позиционировала себя как женщину-вамп: манеры, одежда, связи… В этом легко убедиться, достаточно взглянуть на знаменитый «Автопортрет (Тамара в «бугатти»)», нарисованный в 1925 году.

Автопортрет в зеленом «бугатти» считается первым изображением женщины за рулем автомобиля. Тамара запечатлела себя в бежевых водительских перчатках, с тугими завитками волос, выбивающимися из-под модной шляпки с короткими полями. И главное — холодный, почти надменно-победный взгляд из-под тяжелых век. Необычная женщина, профессиональная «убийца» влюбленных и богатых мужчин.

Тамара Лемпицкая портретировала светских дам, коронованных особ и миллионеров, но не забывала и себя. Она сама — ходячий модный портрет. Ее стиль — воздушные коктейльные платья, причудливые шляпки с перьями какаду, обилие браслетов, издающих мелодичный звон. Броский макияж лица и яркий лак на ногтях, как капельки крови. И неизменный мундштук в длинных нервных пальцах. Алкоголь, кокаин? — ну так, немного, для тонуса. Короче, она из предвестниц эпохи гламура. Постдекадентка.

И чем выше поднималась Лемпицкая по ступенькам успеха, тем мрачнее становился ее супруг. Красавец-шляхтич Тадеуш Лемпицкий оказался слабым мужчиной и ни в чем, за что он не брался, не мог преуспеть. Разве что в ревности и зависти к популярности супруги. Все это, разумеется, не могло не привести к краху их брака. В конце концов они расстались. Интересно, что Тамара так и не успела закончить портрет своего мужа — осталась ненаписанной левая рука с обручальным кольцом. Но подпись под картиной есть: «Незаконченный мужской портрет». Разорванная связь, незавершенный портрет, расставание без сожаления…

В 1927 году Лемпицкая познакомилась с бароном Раулем Куффнером, одним из богатейших землевладельцев Австро-Венгрии и восторженным собирателем ее картин. Барон-меценат сделал Тамаре заказ: нарисовать портрет испанской танцовщицы Наны де Геррера. Заказ был выполнен в 1929 году. Куффнер увидел готовый портрет и понял намек: Тамара изобразила пассию барона в карикатурном виде, выявив ее главную сущность — алчность и похоть. И, наверно, не надо удивляться, что роман с танцовщицей был закончен, а начал развиваться другой — с художницей. Через пару лет умерла официальная жена барона, и в 1933 году Тамара вышла замуж за австро-венгерского богача и аристократа, но сохранила при этом свою фамилию де Лемпицкая, принесшую ей имя в кругах сильных мира сего.

Когда в Германии стал набирать силу фашизм и начались гонения на евреев, особенно деятелей искусства, Лемпицкая уговорила мужа продать большую часть земельных угодий и уехать с ней в Америку. В 1939 году супружеская пара поселилась в Беверли-Хиллз. В США Тамара тоже не затерялась и быстро приобрела известность среди голливудских кинозвезд. Все величали ее не иначе как «баронессой с кистью». Ее броские и изящные картины шли бойко и приносили большие деньги.

И все же пик ее успеха, как и излюбленный стиль арт-деко, остался позади. Она пыталась освоить новый стиль и писать в ключе сюрреализма, подражая не то Сальвадору Дали, не то Хуану Миро, но ее фантазийные экзерсисы не нашли понимания у американцев. Слава художницы покатилась к закату, и Лемпицкую на приемах в высшем свете принимали скорее как дежурную знаменитость, чем как большую творческую личность. И больше восторгались не ее работами, а тем, как молодо и эффектно она выглядит. Недаром Тамара постоянно твердила Кизетте: «Не называй меня своей матерью, пусть все считают, что ты моя младшая сестра».

В 1962 году умер барон Куффнер, Лемпицкая впала в глубокую депрессию. Она потеряла в ушедшем муже восторженного и преданного друга, всегда поддерживавшего все ее художественные начинания. Через год после состоявшейся в Париже выставки ее работ Лемпицкая оставила Нью-Йорк и перебралась в Мексику, подальше от шума и света. «Все прошло, как все проходит…»

Тамара де Лемпицкая умерла 18 марта 1980 года на курорте Куэрнавака близ Мехико в возрасте 81 года. Согласно ее последней воле, тело художницы было кремировано, а пепел развеян с вертолета над кратером вулкана Попокатепетль на высоте 5452 метра.

Юрий БЕЗЕЛЯНСКИЙ, Россия



Комментарии:


Добавить комментарий:


Добавление пустых комментариев не разрешено!

Введите ваше имя!

Вы не прошли проверку на бота!


Дорогие читатели! Уважаемые подписчики журнала «Алеф»!

Сообщаем, что наша редакция вынуждена приостановить издание журнала, посвященного еврейской культуре и традиции. Мы были с вами более 40 лет, но в связи с сегодняшним положением в Израиле наш издатель - организация Chamah приняла решение перенаправить свои усилия и ресурсы на поддержку нуждающихся израильтян, тех, кто пострадал от террора, семей, у которых мужчины на фронте.
Chamah доставляет продуктовые наборы, детское питание, подгузники и игрушки молодым семьям с младенцами и детьми ясельного возраста, а горячие обеды - пожилым людям. В среднем помощь семье составляет $25 в день, $180 в неделю, $770 в месяц. Удается помогать тысячам.
Желающие принять участие в этом благотворительном деле могут сделать пожертвование любым из предложенных способов:
- отправить чек получателю Chamah по адресу: Chamah, 420 Lexington Ave, Suite 300, New York, NY 10170
- зайти на сайт http://chamah.org/donate;
- PayPal: mail@chamah.org;
- Zelle: chamah212@gmail.com

Благодарим вас за понимание и поддержку в это тяжелое время.
Всего вам самого доброго!
Коллектив редакции