Песня Тореадора

 Николай Овсянников
 28 января 2016
 3849

Самая известная опера французского композитора Жоржа Бизе «Кармен» (1875) как на родине создателя, так и в России не сразу получила устойчивый успех у публики. Впервые на русской сцене она была поставлена итальянской труппой в Петербурге в 1878 году. Затем наступил долгий перерыв, и только в 1885-м в русском переводе А. Горчаковой она вновь появилась на сцене Мариинского театра.

В 1898-м «Кармен» поставил московский Большой театр, и с этого времени она прописалась здесь на долгие годы. В заглавной роли блистали выдающиеся русские меццо-сопрано В. Петрова-Званцева, М. Фигнер и Е. Збруева, в роли Хозе — великий тенор Николай Фигнер, в роли Эскамильо (тореадора) — великолепные баритоны И. Тартаков, Г. Бакланов и Г. Пирогов. Еще в дореволюционные годы популярность оперы в России была такова, что, по словам современного исследователя Марины Раку, она «стала частью массовой культуры». Ярким подтверждением тому был выпуск многотиражных граммофонных пластинок с записями «Хабанеры» (1903) и «Цыганской песни» Кармен (1905) в исполнении тогдашней эстрадной звезды Анастасии Вяльцевой.

Не меньшей популярностью у массового слушателя пользовалась знаменитая «Песня (куплеты) тореадора» из второго действия оперы. Уже в 1901 году фирма «Граммофон» выпускает одну за другой пластинки с куплетами тореадора в исполнении оперных певцов Максимилиана Максакова, Иоакима Тартакова и популярного исполнителя романсов и малой классики Макса Рубинского. В 1904-м «Песню тореадора» записывает выдающийся оперный певец Александр Брагин, в 1905-м — не менее известный баритон Оскар Камионский.

В своем исследовании «Музыкальная классика в мифотворчестве советской эпохи» Марина Раку приводит курьезный факт времен Гражданской войны, свидетельствующий о широкой популярности мелодий Бизе даже в российской провинции. Так, в 1918 году в Самаре был издан сборник революционных стихов, включавший «Марш рабоче-крестьянской армии», причем в подзаголовке указывалось, что исполнять его следует «на мотив Тореадора» из оперы «Кармен». Автором красноармейского марша был поэт, писатель и литературный критик Гилель Моисеевич Калмансон, до ареста в 1937 году публиковавший свои произведения под литературным именем Перекати-поле.

Рассказывая историю идеологической обработки оперы Бизе в советские годы, Марина Раку пишет о том, как настроенные на соцреалистический лад литераторы в 1930-е пытались оспорить эмблематичность «Кармен» Бизе – Мериме в качестве «испанского» сочинения. С этой целью они противопоставляли «фальшивой» оперной Испании «страну настоящего — неприкрашенно суровую, стоящую на пороге жестоких исторических испытаний».

Так, в 1933 году постановка оперы была осуществлена Н.В. Смоличем в МАЛЕГОТе*, отозвавшись следующей рецензией: «Освобожденная от буржуазных традиций, раскрывающая оптимистичность эмоций Бизе, полнокровная Кармен превращена в женщину капиталистического города, пытающуюся сбросить его путы и со всей силой жизнью своей и смертью восстающую против кулацко-собственнической психологии, выразителем которой является наивный и жалкий Хозе».

Долгие годы, прошедшие при отсутствии каких бы то ни было контактов «с западным исполнительством и с иными культурами, ментальностями в их живом проявлении», и утверждение постулатов так называемой народности, революционности и реалистичности сделали свое дело. Из «легкокрылого Эроса», каковым героиня Бизе была для первых создательниц музыкального образа, наша Кармен стала «вполне советской женщиной, по-хозяйски выходя на сцену в окружении субреточных работниц и их невыразительных кавалеров, подобно партийной чиновнице, председателю завкома или директору табачной фабрики».

Разумеется, рядом с такой Кармен никакой Хозе, тем более тореадор, заблистать в полной мере не мог. Много ли мы знаем о таких баритонах, как Савранский, Бителев, Политковский или Батуркин, выступавших в советскую эпоху в роли Эскамильо? Исключение составляет лишь замечательный артист ГАБТа Алексей Иванов. Притом что в роли Кармен как на подбор сияли звезды первого ряда: Валерия Барсова, Мария Максакова, Надежда Обухова, Ирина Архипова, Елена Образцова.

Иначе сложилась сценическая судьба оперного тореадора на «загнивающем Западе». Лучшим, на мой взгляд, Эскамильо в ХХ веке был американский баритон Леонард Уоррен. Даже его ранняя (в начале артистической карьеры) запись «Песни тореадора», осуществленная 28 мая 1940 года в городской ратуше Нью-Йорка в сопровождении хора и оркестра п/у В. Пеллетьера, оставляет сильное впечатление. 18 декабря того же года Уоррен уже пел Эскамильо на сцене Метрополитен-оперы. В роли Кармен выступила культовая американская певица и киноактриса, красавица Глэдис Сворзаут. Спектакль имел немалый успех и повторялся восемь раз. После этого Уоррен в течение 1941–1944 годов пел Эскамильо в 18 постановках лучших американских театров, в том числе в Филадельфии и других крупных городах, но главным образом в Нью-Йорке. В марте 1943-го опера с участием звезд первого ряда Лили Дьянель (Бельгия), Лучии Альбанезе (Италия), Рауля Жобена (Канада) и Леонарда Уоррена была записана в студии, впоследствии выпущена на долгоиграющих пластинках и переиздана на CD.

Можно назвать целый ряд мировых имен, исполнявших Эскамильо после Уоррена (Р. Меррил, Р. Раймонди, Р. Брузон и другие), но мой любимый тореадор интересен тем, что имел отношение к России.

Леонард происходил из семьи российских эмигрантов еврейского происхождения. Его отец первоначально носил фамилию Варенов и занимался меховой торговлей. Будущий певец родился 21 апреля 1911 года в штате Нью-Йорк. Какое-то время участвовал в семейном бизнесе, но уже в 1935-м за отличные вокальные данные был принят в престижный хор Radio City Music Hall. Там его приметил знаменитый канадский дирижер Вилфрид Пеллетьер, работавший по контракту в Метрополитен-опере с итальянским и французским репертуаром. Уоррен был принят в труппу театра и при спонсорской поддержке Sherwin-Williams Paint Cᵒ направлен на учебу в Италию.

По возвращении в Штаты певец дебютировал в концертной программе Метрополитен-оперы с ариями из «Травиаты» Верди и «Паяцев» Леонкавалло в ноябре 1938 года, а его оперный дебют состоялся там же в январе 1939-го. Он спел партию Паоло в «Симоне Бокканегра» Верди. Кроме Нью-Йорка, Уоррен пел в Сан-Франциско, Чикаго, Мехико, Буэнос-Айресе, повсюду имея большой успех. В миланском Ла Скала выступил в 1953-м. Однако большая часть его оперной карьеры связана с нью-йоркской Метрополитен-оперой.

Кроме Эскамильо, Уоррен был очень хорош в партиях Тонио («Паяцы»), Скарпиа («Тоска»), но особого признания заслужил как выдающийся интерпретатор баритональных партий Дж. Верди, прежде всего Риголетто. В декабре 1945 года опера «Риголетто», где он пел заглавную роль, была поставлена в Метрополитен-опере и записана на магнитную ленту. Это воистину историческая запись: Герцога пел неподражаемый Йосси Бьерлинг, Джильду — горячо мной любимая бразильская певица Биду Сайао. В 1950-м фирма RCA Victor осуществила еще одну запись одноименной оперы с Уорреном в заглавной роли при участии Эрны Бергер (Джильда) и Жана Пирса (Герцог). Кстати, последний, как и Уоррен, был сыном еврейских выходцев из России по фамилии Перельмут. Из других оперных записей с участием Уоррена я бы отметил «Травиату» с Розанной Картери и Чезаре Валлетти, «Паяцы» с Викторией де Лос-Анджелес и особенно «Трубадур» с Зинкой Милановой и Йосси Бьерлингом.

В 1958 году Уоррен совершил гастрольную поездку по СССР, где имел ошеломительный успех во время концертов в Ленинграде и Киеве. Концерты были записаны, и часть материала издана фирмой RCA Victor на долгоиграющей пластинке Leonard Warren: On Tour in Russia.

Знаменитое итальянское сопрано Рената Тебальди так оценивала его голос: «Это был очень, очень мягкий, бархатный голос... Он был поистине громадным».

Предпоследний выход Леонарда Уоррена на сцену состоялся в роли Симона Бокканегра в одноименной опере Верди 1 марта 1960 года в Метрополитен. Три дня спустя, исполняя партию дона Карло в «Силе судьбы» (знаковое название!), он умер на той же сцене. Очевидцы, включая директора Метрополитен Рудольфа Бинга, рассказывали, что Уоррен, завершив арию дона Карло, начинающуюся словами: Morir, tremenda сosa («Умереть, ужасная вещь»), должен был открыть запечатанный бумажник, прочесть и воскликнуть: E salvo, o gioia! («Он в безопасности, о радость!») Затем следовала кабалетта. По свидетельству Р. Бинга, Уоррен неожиданно замолчал и упал лицом на пол. Другие утверждали, что певец закашлял, начал задыхаться и воскликнул: Help me, help me! Затем упал и остался недвижим. Это был обширный инсульт. Певцу было всего 48 лет.

Кто после этого скажет, что среди евреев не было тореадоров?

Великий американский баритон и лучший Риголетто и Эскамильо ХХ века похоронен на кладбище Сент-Мэри в Гринвиче, штат Коннектикут.

Николай ОВСЯННИКОВ, Россия

______

*Бывший петербургский Императорский Михайловский. С 1989 года носит имя М.П. Мусоргского, с 2001 года театру вернули его историческое имя — Михайловский театр.



Комментарии:


Добавить комментарий:


Добавление пустых комментариев не разрешено!

Введите ваше имя!

Вы не прошли проверку на бота!


Дорогие читатели! Уважаемые подписчики журнала «Алеф»!

Сообщаем, что наша редакция вынуждена приостановить издание журнала, посвященного еврейской культуре и традиции. Мы были с вами более 40 лет, но в связи с сегодняшним положением в Израиле наш издатель - организация Chamah приняла решение перенаправить свои усилия и ресурсы на поддержку нуждающихся израильтян, тех, кто пострадал от террора, семей, у которых мужчины на фронте.
Chamah доставляет продуктовые наборы, детское питание, подгузники и игрушки молодым семьям с младенцами и детьми ясельного возраста, а горячие обеды - пожилым людям. В среднем помощь семье составляет $25 в день, $180 в неделю, $770 в месяц. Удается помогать тысячам.
Желающие принять участие в этом благотворительном деле могут сделать пожертвование любым из предложенных способов:
- отправить чек получателю Chamah по адресу: Chamah, 420 Lexington Ave, Suite 300, New York, NY 10170
- зайти на сайт http://chamah.org/donate;
- PayPal: mail@chamah.org;
- Zelle: chamah212@gmail.com

Благодарим вас за понимание и поддержку в это тяжелое время.
Всего вам самого доброго!
Коллектив редакции