МЫ ВЫБИРАЕМ МОШИАХА!

 Раввин Довид Карпов
 24 июля 2007
 2610
Странной выдалась та неделя, если кто помнит. Прошла она под знаком всевозможных выборов и вообще смены власти. Все выбирали всех: в США, на Украине и даже в Абхазии выбирали президентов. Не всюду выборы прошли гладко, но это уже другой вопрос
Странной выдалась та неделя, если кто помнит. Прошла она под знаком всевозможных выборов и вообще смены власти. Все выбирали всех: в США, на Украине и даже в Абхазии выбирали президентов. Не всюду выборы прошли гладко, но это уже другой вопрос. И в довершение всего пришло известие о смерти одного из самых титулованных террористов XX века и по совместительству главы палестинской автономии Арафата. Правда, потом выяснилось, что кончина палестинского лидера на некоторое время отложена, но фактически состояние глубокой комы, в котором он находился, трудно было назвать жизнью даже с религиозной точки зрения. На самом деле, ничего удивительного в такой плотности и насыщенности событиями той недели нет. В недельной главе и дополнительном отрывке из Книги Пророков (т.н. «гафтара») мы читаем о похожих событиях. Что касается клинической смерти палестинского лидера, то в нашей главе рассказывается о кончине его далекого предшественника, родоначальника арабских народов Ишмаэля (Измаила, см.: «Берейшит», или «Бытие», 25:17). Но есть упоминание и о его реальной кончине, причем в самой последней фразе нашей главы (25:18): «Пред лицом всех своих братьев пал». Что же касается смены поколений, то в той же главе рассказывается о переходе духовных полномочий от нашего праотца Авраама к его сыну и наследнику Ицхаку. Но если говорить о реальной смене власти, то в специальном отрывке из Книги Пророков мы как раз читали о первой «конституционной» смене главы еврейского государства (а наша Конституция — это, конечно, Тора). Речь идет о царе Давиде, родоначальнике всей царской династии, поскольку первый царь — Шаул (Саул) – так и не состоялся и в конце концов трагически погиб от рук филистимлян. Тогда тоже возникла конфликтная ситуация, когда часть народа и еврейская аристократия поддерживали Адониягу, который на тот момент фактически узурпировал царскую власть. Другая же часть осталась верна законному царю и помазаннику — Давиду. В результате совместных усилий некоторых людей из числа приближенных царя Давида власть была передана им своему сыну и законному наследнику — Шломо (Соломону). Такое разделение симпатий мы наблюдаем и в современной политической жизни разных стран. К сожалению, в наше время большинство людей, стремящихся к власти, лишены масштабности. Это всего лишь люди, выполняющие определенные функции, пусть и государственной важности. Поэтому и пристрастия зачастую распределяются почти поровну: ведь, по большому счету, действительно достойного кандидата во всех этих случаях нет. Есть компромиссная фигура, а выбирать все равно приходится из двух. И тут можно только по-человечески пожалеть американцев. Ведь у них был небогатый выбор: между «Бушем», что по-еврейски означает «стыд» и «срам», и Кэрри, что означает примерно то же самое («кери» означает «ночной случай»). Впрочем, Америка уже сделал свой выбор, причем голоса распределились примерно поровну. И мы, безусловно, уважаем этот их выбор. Совсем иное — царь из династии Давида. Здесь мы имеем дело не просто с наследованием царской власти. Речь идет прежде всего об особом духовном величии и историческом предназначении, которое вместе с царством наследуют потомки царя Давида. Они достойны быть царями не только по закону, но и по призванию. Тогда народ Израиля ликовал, приветствуя нового царя криками: «Да здравствует царь» – «Ехи-га-мелех». Когда-нибудь этими же словами мы будем приветствовать воцарение далекого потомка Давида и Шломо — Царя-Мошиаха. Поэтому не спрашивайте, за кого нам голосовать. Мы голосуем за Мошиаха!


Комментарии:


Добавить комментарий:


Добавление пустых комментариев не разрешено!

Введите ваше имя!

Вы не прошли проверку на бота!