Авраам и Нимрод

 Михаил Горелик
 8 июля 2017
 217

В прошлый раз я рассказал, как Авраам расколошматил всех идолов, которыми его папа Терах торговал на базаре. Разрушил папин бизнес, разрушил папину репутацию, бросил вызов национальной идее. Словом, навредил, как только мог. Но папа Терах переживал не только за себя — папа Терах был хорошим гражданином: гражданский долг был для него больше отцовской любви, вот он и потащил сына на суд к великому зверолову царю Нимроду. Не замай идолов!

 

Дальнейшее в изложении Бялика и Равницкого:
– Это ты и есть Авраам, сын Тераха? — проговорил знаменитый зверолов, вперив в юношу грозный взор. — Отвечай же мне: разве не известно тебе, что я господин над всем творением, и солнце, и луна, и звезды, и планеты, и люди — все движется волей моей. Как же ты дерзнул священные изображения уничтожить?

В эту минуту озарил Господь ум Авраама мудростью, и так отвечал он Нимроду:
– Позволь мне слово сказать не в укор, но в хвалу тебе.
– Говори, — сказал Нимрод.
– Исконный порядок в природе таков: солнце всходит на востоке, а заходит на западе. Так вот, прикажи, чтобы завтра оно взошло на западе, а зашло на востоке, и тогда я признаю, что ты подлинно господин над всем творением. И еще вот что: для тебя не должно быть ничего сокровенного. Скажи мне сейчас: что у меня в мыслях и что я сделать намерен?

Нимрод задумался, важно поглаживая рукою свою бороду.
– Нет, — продолжал Авраам, — напрасно ты ищешь ответ. Не владыка Вселенной ты, а сын Хуша. И если бы ты действительно был Б-гом, то отчего ты не спас отца своего от смерти? И так же, как ты отца своего не спас от смерти, ты и сам не спасешься от нее.

Тут Нимрод обратился к Тераху, говоря:
– Не заслуживает ли жестокой кары сын твой, отрицающий божественное всемогущество мое? Он должен быть сожжен!
И что на это сказал Терах? Он что, сказал: «Не делай этого! Имей совесть! Это же ребенок! Не для того я его к тебе привел. Я думал, ты ему сделаешь царское внушение, а ты его сразу в печку?! Разве так можно?! Так не годится! Я возражаю!»
Нет, не сказал Терах ничего подобного. Должно быть, смотрел в сторону, подсчитывал убытки, нанесенные ему сыном, и сокрушался о репутационных издержках. Создается впечатление, что ребенка было ему если и жалко, то не очень.

Между тем царь продолжал свою речь, обратившись уже к Аврааму:
– Поклонись огню как божеству, и я пощажу тебя.
– Огню? — ответил Авраам. — Не правильнее ли поклоняться воде, которая тушит огонь?
– Хорошо, поклонись воде.
– Не поклониться ли лучше облаку, насыщенному водою?
– Я и на это согласен — поклонись облаку.
– Но разве не сильнее ветер, разгоняющий облако?
– Поклонись же, наконец, ветру!

Видно, что царь Нимрод вовсе не жаждет немедленно зажарить дерзкого отрока и предлагает ему необременительный компромисс, но тот на компромисс не согласен и гнет свое:
– Но разве человек не преодолевает и силу ветра?
Ну, знаете, сколько можно, что он себе позволяет, тут у кого угодно терпение лопнет!
– Довольно! — воскликнул Нимрод. — Я поклоняюсь огню и тебя заставлю ему поклоняться.
– Бросить его в огонь! — приказал он слугам. — И увидим, спасет ли его тот Б-г, которому он поклоняется.
Повели Авраама к калильной печи, связали его, распростерли на каменном помосте, обложили дровами с четырех сторон, с каждой стороны на пять локтей в ширину и на пять локтей в вышину, и подожгли. 
Итак, в печи огонь пылает — в огне связанный Авраам лежит.
Ужас!
***

Требование жанра — прерывать рассказ в каждой серии сериала на самом интересном месте. Так я и сделаю. Что произошло дальше, вы узнаете, раскрыв следующий номер «Алефа».
Михаил ГОРЕЛИК, Россия



Комментарии:


Добавить комментарий:


Добавление пустых комментариев не разрешено!

Введите ваше имя!

Вы не прошли проверку на бота!