Забытая история

 Леонид Гомберг
 21 марта 2018
 532

Виллу Рено, точнее, то, что от нее осталось сегодня, я впервые увидел этим летом (2017). Хотя странно: мы частенько наведывались в Комарово с 1994 года, и, несмотря на немалые знакомства в числе насельников Дома творчества писателей и местных жителей, даже не слышали об этом удивительном месте. Тогда же, в июне нынешнего года, мне в руки попал роман Натальи Галкиной «Вилла Рено», вообще-то написанный довольно давно, в 2003-м, тогда же ставший «финалистом» в номинации на премию «Букер». Но речь идет о переиздании 2012 года, которое мне порекомендовала приобрести директор музея Комарова, автор послесловия к этой книге Ирина Снеговая.  

В центре повествования история, связанная с послереволюционными событиями на Карельском перешейке, когда после обретения Финляндией независимости ее граница с Советской Россией стала проходить в районе нынешней станции Солнечная, и, соответственно, все, что к северу, стало «заграницей», в том числе и Келломяки (теперь Комарово).
Там-то и размещалась вилла Рено, построенная известным питерским отельером бельгийского происхождения Эмилем Рено, дальним родственником французских автомобильных королей. Недавние дачники из пансиона на вилле в одночасье превратились в беженцев, часто не имевших при себе ни необходимых документов, ни даже теплых вещей, чтобы пережить холодные северные зимы. Некоторые отчаянные головы, рискуя жизнью, пробирались по льду Финского залива в Петро­град, чтобы тайно проникнуть в свои собственные квартиры и забрать какие-то необходимые и особенно дорогие им вещи. Драматизм ситуации еще усилился, когда на вилле Рено появился ученый с мировым именем, нобелевский лауреат академик Петров (И.П. Павлов).
С самого начала, но все более активно в повествование вплетается еще одна сюжетная нить: съемки современной картины о последних годах жизни академика и женитьбе его старшего сына Владимира Ивановича на Татьяне, дочери управляющей виллы Рено Ванды Федоровны. Кинематографисты и их окружение в Комарове 90-х годов представлены в ярко сатирических, порой даже фарсовых тонах. Такое сочетание трагической и фарсовой линий в одном произведении — весьма сложная задача для писателя. Отдельные эпизоды, особенно «трагической линии», написаны блестяще. Вообще в книге нет и тени некой пресловутой авторской отстраненности, автор выглядит полноценным участником событий (да она и есть участник событий как давний житель и знаток Комарова). Но в «фарсовых сценах» ей не всегда удается избежать «переборов». Наталья Галкина — очень хороший писатель, но все же не Гоголь.
Однако дело в том, что в повествовании имеется и третий пласт — «лишние сведения», как обозначает его автор. Иными словами, это информация, имеющая отношение, час­то лишь косвенное, но очень существенное, к жизни академика Петрова, которую собирает и систематизирует «исторический консультант» фильма и по мере необходимости выкладывает перед его создателями, ну то есть, конечно, и перед нами. Часто это потрясающие, иногда малоизвестные факты о жизни двадцатых–тридцатых годов прошлого века, о палачах и их жертвах, о святых и доносчиках, замечательных мыслителях и человеческом мусоре. Может, кому-то эти факты действительно могут показаться лишними, но в книге Натальи Галкиной они также органичны и необходимы, как приправа, благодаря которой блюдо приобретает окончательный вкус законченного творения. Иногда эти страницы потрясают сами по себе, даже вне контекс­та романа…
Сегодня на месте старого парка «экологическая тропа». Пос­ле многих лет разрушения и пожаров, часто умышленных, от виллы Рено не осталось ничего, может быть, лишь ступени лестницы, фундамент беседки, фрагмент фонтана. Но даже и парк с живописным водным каскадом, большим прудом и островом на нем, обширным столетним ельником, муравейниками в человеческий рост, запахом близкого моря, диковинным, ни с чем несравнимым ощущением человеческого счастья и отчаянья производит сильное впечатление…
А на взгорье, на углу Морской улицы и Большого проспекта, в том месте, где, собственно, и находилась вилла Рено, теперь возводят очередной «новодел» под названием «Дача»… 
Кто это там говорил про чередование трагедии и фарса в истории?..
Леонид ГОМБЕРГ, Россия
http://leonid-gomberg.ru/Soderzhanie-ezhegodnika/itogi-2017-2018.html



Комментарии:


Добавить комментарий:


Добавление пустых комментариев не разрешено!

Введите ваше имя!

Вы не прошли проверку на бота!