Невосполнимая потеря

 Алексей Зотов, Россия
 30 июля 2018
 1664

Из Польши пришла печальная весть - умер Анджей Вайда. Классик кинематографа, чьи фильмы, по общему признанию, стали явлением в истории мировой культуры. «Режиссер не тот, кто развлекает, а тот, кто заставляет думать» – так он сам определил свою миссию, поднимая на экране важные и тяжелые темы, одной из которых была война.

Как и положено гению, Анджей Вайда раскрывал свой талант в самых разных жанрах. Помимо кино, с не меньшим успехом ставил спектакли, в том числе в России. К нашей стране у него всегда было особое отношение.

Властитель дум и страстный художник. Он не просто выражал мысли и боль своего времени и народа, а буквально сам, задыхаясь от лжи, пробивал зрителям путь к свету — исторической достоверности, человечности и совести. На один из последних его приездов в Москву послушать великого режиссера собрались сотни молодых людей. Для них он — гуру, который верил, что кино способно изменить мир и сознание человека.

«Сразу после войны мы, молодые польские режиссеры, хотели передать, донести до людей наши переживания! Война не была для нас просто привлекательной темой. Это была наша обязанность и долг перед зрителями», - сказал в своем выступлении Анджей Вайда.

Самым трудным фильмом своей жизни Вайда считал «Катынь», снятый уже в том возрасте, когда другие режиссеры обычно почивают на лаврах, считая, что сделали достаточно. Ему грозили, что фильм о трагедии, которую десятки лет было запрещено обсуждать, не увидят на родине.

Для Вайды Катынская трагедия слишком личная. Его отец разделил судьбу тысяч польских офицеров, взятых в плен и расстрелянных. В опубликованных подпольно списках убитых фамилия Вайда была под номером 0844.

«Я сделал это ради отца, расстрелянного в Катыни, ради 22 тысяч поляков, для которых Катынь стала братской могилой, ради будущего, в котором Катынь не должна стоять между нашими народами», - рассказывал Анджей Вайда.

Офицера Красной Армии, спасшего от НКВД жену и дочь поляка, Вайда пригласил сыграть Сергея Гармаша. Сегодня Гармаш вспоминает, как мастер придумывал сцены, которые должны были передать все эмоции и потрясти зрителей. Если что-то не получалось, мог схватить кисточку и начать красить дверь.

«Он остановился, положил кисточку, подошел к нам и сказал: “Вот здесь, после этой ее фразы, помолчи. Понял?” – “Да!” – “Мотор!”» - вспоминает народный артист РФ Сергей Гармаш.

Вайда снимал то, что видел и чувствовал. Говорил о том, о чем не мог молчать. По сути, впервые рассказал полякам о том, как война обожгла целое поколение, об антифашистском подполье и героях Варшавского восстания, подавленного гитлеровцами. Когда его «Пепел и алмаз» привезли в Москву на закрытый показ, зрители были в недоумении: «Неужели ему можно все?»

Вайда с горечью вспоминал, как показывал американским продюсерам пронзительную историю педагога и врача Януша Корчака, который вместе с детьми пошел в газовую камеру Треблинки. Но его не поняли: что это за герой, если он не спас ни одного ребенка? В итоге в США фильм «Корчак» в прокат так и не вышел.

«Мы его очень любили, очень ему подражали, многое брали из него, учились у него. Это такое образное, в одном кадре, объяснение всей трагедии», - говорит режиссер, народный артист РФ Владимир Меньшов.

Зато давняя мечта Анджея Вайды поставить в Москве спектакль «Бесы» по Достоевскому после 30-ти лет ожидания и рухнувшего «железного занавеса» все-таки исполнилась. Ведь и у «Современника» семидесятых годов, и у Вайды в Варшаве одна судьба на двоих. То, что они говорили, слушал весь мир.

Вольнодумец, который, по мнению власть имущих, слишком многое себе позволял, получил в итоге, кажется, все кинонаграды на свете. Главный приз Московского фестиваля и «Золотого льва» в Венеции, «Пальмовую ветвь» в Каннах и почетный «Оскар» за вклад в киноискусство.

«Это награда не мне, это всему польскому кино», - сказал на церемонии вручения Анджей Вайда.

Человек, который заставлял плакать и думать, восторгаться и испытывать угрызения совести. Открывал глаза на прошлое и помогал не растерять будущее. Всегда улыбающийся, но временами задумчивый, он говорил, что его фильмы — это часть его собственной биографии. Слишком личные высказывания, чтобы нравиться всем. Даже в 90 лет, будучи великим, он не растерял творческий драйв и азарт.

Две недели назад мастер узнал, что его фильм «Послеобразы», теперь уже последний, номинировали на «Оскар». История жизни польского художника, которому запретили преподавать за то, что не хотел сотрудничать с коммунистами. Еще одна боль и сломанная судьба человека с совестью и достоинством.

И последний комментарий Анджея Вайды журналистам стал теперь, по сути, его завещанием всем нам: «Необходимо помнить о горестях прошлого, чтобы в будущем не повторять те же ошибки».

Алексей Зотов, Россия



Комментарии:

  • 4 августа 2018

    Майя Фолкинштейн

    Анджея Вайды не стало два года назад.


Добавить комментарий:


Добавление пустых комментариев не разрешено!

Введите ваше имя!

Вы не прошли проверку на бота!


Дорогие читатели! Уважаемые подписчики журнала «Алеф»!

Сообщаем, что наша редакция вынуждена приостановить издание журнала, посвященного еврейской культуре и традиции. Мы были с вами более 40 лет, но в связи с сегодняшним положением в Израиле наш издатель - организация Chamah приняла решение перенаправить свои усилия и ресурсы на поддержку нуждающихся израильтян, тех, кто пострадал от террора, семей, у которых мужчины на фронте.
Chamah доставляет продуктовые наборы, детское питание, подгузники и игрушки молодым семьям с младенцами и детьми ясельного возраста, а горячие обеды - пожилым людям. В среднем помощь семье составляет $25 в день, $180 в неделю, $770 в месяц. Удается помогать тысячам.
Желающие принять участие в этом благотворительном деле могут сделать пожертвование любым из предложенных способов:
- отправить чек получателю Chamah по адресу: Chamah, 420 Lexington Ave, Suite 300, New York, NY 10170
- зайти на сайт http://chamah.org/donate;
- PayPal: mail@chamah.org;
- Zelle: chamah212@gmail.com

Благодарим вас за понимание и поддержку в это тяжелое время.
Всего вам самого доброго!
Коллектив редакции