Тора и современность

 Рубрику ведет раввин Довид Карпов
 28 ноября 2019
 38

«Идти в ногу со временем — означает жить событиями недельной главы Торы» (Алтер Ребе, основатель Любавичского движения)

Тора называется полноправной «Хозяйкой» (балабосте) в этом мире, и все что происходит вокруг нас, определяется содержанием недельной главы и событиями еврейского календаря. Надо лишь уметь разглядеть эту связь.

Вот так Ханука!
«Вот освящение жертвенника (ханукат-га-мизбеах) в день помазания его от предводителей Израиля...» («Бемидбар» или «Числа», 7:84)
Ханука — веселый и светлый праздник, к тому же он продолжается дольше, чем любой другой наш праздник: целых восемь дней. А восьмой и завершающий день Хануки получил свое собственное название: «вот Ханука» или «зот-ханука», поскольку только теперь, когда горят все восемь свечей праздничного светильника, мы можем в полной мере оценить все величие ханукального чуда.
Когда-то, во время восстания Маккавеев (167–160 до н.?э.) кучка храбрых воинов-­хасмонеев могла противопоставить военной силе царя Антиоха и засилью греческой, языческой культуры только свое беспредельное мужество и чистоту веры. Эти события, которые привели к чудесной победе «слабых и малочисленных» повстанцев над «сильным и многочисленным» врагом — греко-­сирийской армией, в дальнейшем легли в основу праздника Хануки. Но главным событием праздника, конечно же, является само «ханукальное чудо» (нес-ханука): горение храмового светильника Меноры в течение восьми дней.
Обычно Хануку мы отмечаем в середине декабря. Но на этот раз у нас особый случай: иудейский праздник практически совпадает с Рождеством (католическим), а заканчивается в конце декабря — под самый Новый год. Согласитесь, такое случается нечасто. Но мы бы не стали обращать на все это внимание, если бы за этим, казалось бы, случайным совпадением, не скрывался важный духовный посыл, который, к тому же, отражает одну из главных идей этого праздника: победу света над тьмой!
* * *
Помню, когда я впервые оказался в Соединенных штатах в конце декабря, то с удивлением наблюдал непривычную для бывшего советского еврея картину: во многих витринах забавно соседствовали рождественские фигурки и ханукальный светильник?*. И те, и другие были выполнены из пластмассы в одном, любимом американцами стиле дешевого кича, и сияли электрическим светом. Тогда я впервые задумался о внешнем сходстве Хануки и ее непременного атрибута — ханукального светильника, и знакомой нам с детства новогодней елки, с ее гирляндами огней?**.

Луч света в темном царстве
«В день благой радуйся, а в день несчастья — узри: одно против другого сделал Г?сподь…» 
(«Экклезиаст», 7:14):

Потом уже я узнал, что это «соседство» на витрине носит неслучайный характер. Оказывается, все языческие праздники своими корнями уходят вглубь веков и имеют один общий источник. В Вавилонском Талмуде (начало трактата «Авода-зара») рассказывается, что когда первый человек, Адам, увидел, как день стал убывать, решил, что это и есть та самая небесная кара за первородный грех, как сказано («Берейшит» или «Бытие», 2:17): «А от древа познания добра и зла,?— не ешь от него; ибо в день, в который ты вкусишь от него, смертью умрешь». Осознав это, он раскаялся и постился в течение… восьми дней (!). Когда же наступил новый библейский месяц — Тевет (конец декабря — начало января), и день начал прибывать, он понял, что опасность миновала, и объявил эти восемь дней… праздником. И хотя в течение этих восьми праздничных дней (которые соответствуют по времени современной Хануке) праведник Адам восхвалял единого Творца, в последующих поколениях эти дни (период зимнего солнцестояния) трансформировались в различные языческие культы. И с тех пор этот календарный период — смены темного времени светлым — вошел в традиции многих народов.
Эти события имеют свое объяснение в хасидской традиции. Мир был сотворен таким образом, что одни явления нашей жизни (лэумат-зе), которые связаны с духовной Нечистотой и скверной (ситра-­охора)?***, противостоят обратным им по духу явлениям из мира Святости (цад-кедуша) (см. книга «Танья», гл. 6), как сказано: «В день благой радуйся, а в день несчастья — узри: одно против другого (лэумат-зе) сделал Б?г…»(«Экклезиаст», 7:14). Причем зачастую это противостояние выражается в некотором внешнем сходстве и подобии между ними (что я и мог наблюдать в Штатах), при том, что по своей сути это противоположные явления.
Подчиняясь духовной закономерности, на одном полюсе возникли языческие и прочие праздники (включая Сатурналии, Хэллоуин, Рождество, Новый год или «Сильвестров день», Коляды и другие) как проявление Нечистоты и ее частных аспектов (клипот). Тогда как на противоположном полюсе, в мире святости, появился праздник Ханука, за которым стоят не мифы и суеверия, а реальные события: победа над греко-­сирийскими вой­сками и ханукальное чудо?****.
Хотя в конечном итоге это противостояние преследует одну общую цель: раскрытие Б?жественного света в нашем мире. А хорошей иллюстрацией этому явлению служит наша Ханука, которая еще ярче горит на фоне чуждых нам дат и символов.
Ведь главное назначение праздника Хануки и ее основного атрибута — ханукального светильника и состоит в том, чтобы служить «лучом света в темном царстве»: разгонять тьмы нашего последнего Изгнания и приближать долгожданное Избавление.
Да здравствует солнце, 
да скроется тьма!
Как эта лампада бледнеет
Пред ясным восходом зари,
Так ложная мудрость 
мерцает и тлеет
Пред солнцем бессмертным ума.
Да здравствует солнце, 
да скроется тьма!
(Пушкин)

«И увидел я, что есть преимущество мудрости над глупостью, как преимущество света над тьмой» («Когэлет» или «Экклезиаст», 2:13).
Отражение этой скрытой духовной борьбы и противостояния чистоты и скверны мы находим и в ханукальных законах. Поскольку предназначение ханукальных свечей состоит в том, чтобы рассеивать окружающую нас духовную тьму Изгнания, ханукальный светильник принято устанавливать возле входной двери, но снаружи (или внутри помещения, но на окне — так, чтобы его свет был виден снаружи)?***** — чтобы он «освещал улицу» и напоминал всем о ханукальном чуде. И вдвой­не символично, что время празднования Хануки, которое исторически связано с чудесной победой над греками, выпало на самое «темное», во всех отношениях, время года.
Оказывается, нередко бывает так, что в самой беспросветной тьме сокрыт особо мощный источник духовного света. И если нам удается его «извлечь из тьмы», то такой свет имеет неоспоримое преимущество, на которое указывал еще царь Шломо/Соломон («Когэлет» или «Экклезиаст», 2:13): «И увидел я, что есть преимущество мудрости над глупостью, как преимущество света над тьмой». В хасидской традиции объясняется, что в данном случае речь идет не о преимуществе «света НАД тьмой» или «мудрости НАД глупостью», что и так очевидно, а об особом преимуществе и превосходстве «света, извлеченного ИЗ тьмы» по сравнению с обычным светом. Это, в частности, объясняет, почему Хануку — праздник света мы отмечаем именно в самое темное время года, а сами свечи зажигаем в темное время суток.
Ведь только свет, некогда извлеченный из мрака греческой языческой культуры, способен разогнать самую густую тьму нашего последнего Изгнания и осветить путь нашему праведному Избавителю. И тогда Всевышний полностью и окончательно удалит с земли дух нечистоты, и не останется в этом мире ничего, что скрывало бы Б?жественный свет, как сказано (Псалмы, 139:12): «И тьма не скроет меня от Тебя, и ночь будет светить, как день, а тьма — как свет». И ханукальные свечи будут сиять вечно!
Но мы верим, что свет ханукальных свечей, который в свое время был заж­жен благодаря мужеству и самоотверженности воинов-­Маккавеев, поднявшихся на борьбу во имя Торы и нашей веры, сможет разогнать тьму этого последнего Изгнания, и осветит путь нашему праведному Избавителю: царю-помазаннику из рода Давида уже в эти дни!

Знак вечности
«И было на восьмой день…» («Ваикра» или «Левит», 9:1)
Осталось понять, почему ханукальное чудо (очевидно, тоже неслучайно) продолжалось ровно восемь дней? Ведь если бы храмовая Менора горела семь или, скажем, девять дней, мы бы тоже говорили о великом чуде.
Известно, что число «семь» выражает идею цикличности и законченности: семь дней недели, семь дней праздника Песах и Суккот, семь недель мы отсчитываем от Песах до Шавуот, семь цветов радуги и так далее. Наконец, именно семь свечей-­лампад горело в храмовом светильнике. Все это в конечном итоге взаимосвязано и является раскрытием семи Б?жественных качеств (мидот), что характеризует закон и порядок в нашем мире.
Тогда как число «восемь» символизирует выход за рамки привычного и обыденного, переход на новый качественный уровень, преодоление естественных ограничений, установленных природой и законами этого мира. Поэтому восемь — это «число Мошиаха», указывающее на грядущее Избавление и на будущего Избавителя. Недаром именно лежащая на боку восьмерка является в математике общепринятым символом бесконечности.
Поэтому именно ханукальным свечам выпала почетная роль: осветить путь нашему грядущему Избавителю из рода царя Давида, и возвестить всему миру не только о прошлом, но уже о сегодняшнем чуде: наступлении полного и окончательного Избавления (гэула) — скоро, в эти дни!
_______
**** Ханукальное чудо (нес-ханука). Согласно преданию, храмовый светильник (менора) горел подряд восемь дней, хотя порции чистого оливкового масло в сосуде (с сохранившейся печатью Первосвященника) должно было хватить всего на один день.
***** В наши дни в домах многие устанавливают ханукальный светильник в комнате, рядом с левым дверным косяком (напротив того, где крепится мезуза)



Комментарии:


Добавить комментарий:


Добавление пустых комментариев не разрешено!

Введите ваше имя!

Вы не прошли проверку на бота!