Смоляная яма

 Михаил ГОРЕЛИК
 9 марта 2020
 255

Во время большой региональной вой­ны в Ханаане племянник Авраама Лот был пленён и угнан в рабство. Авраам погнался за захватчиками, разгромил их, освободил Лота и других пленников, отбил обоз с награбленным. По пути домой случились у него две встречи, которые Тора считает достаточно важными, чтобы о них сообщить. Одна с царём Шалема Малки-­Цедеком — о ней в следующий раз, а другая с царём Содома — он-то и будет героем этого моего рассказа. «И вышел царь Сдомский ему [то есть Аврааму — МГ] навстречу по возвращении его [Авраама после разгрома вражеской коалиции — МГ] … И сказал царь Сдомский…отдай мне души [то есть захваченных в плен людей — МГ], а имущество возьми себе» (Берешит 14:17–21).  

К моменту их встречи нам уже известно, что люди Содома — этого ставшего именем нарицательным города — были «злы и весьма грешны перед Г?сподом» (Берешит 13:13). По умолчанию ясно, что и царь такой же. Даже ещё хуже — ведь он являл собой персональную репрезентацию нечестивого города.
Встреча Авраама с царём вызывает удивление: откуда он взялся? разве он не погиб после разгрома его царства? Сказано в Торе: «А в долине Сиддим было много смоляных ям. И цари Сдома и Аморы бежали и упали в них; а остальные убежали на гору» (Берешит 14:10).
То есть сгинул нечестивый царь в смоляной яме, и вот теперь перед Авраамом, как новенький. Как это ему удалось? Мимо таких вопросов мидраш пройти не может, такие вопросы — хлеб мидрашей:
Рабби Йегуда сказал: «И упали в них…» — это вой­ско, «…а остальные убежали на гору» — это цари.
Рабби Нехемья сказал: «И упали в них…» — это цари, «…а остальные убежали на гору» — это вой­ско.
(Берешит Раба (БР) 42:7).

Оба рабби знали, что царь остался жив: в самом деле, не с мертвецом же Авраам разговаривал! И как это объяснить? Рабби Йегуда идёт простым путём: царь вообще в смоляную яму не падал.
Рабби Нехемья говорит: нет, упал ­всё-таки — вот и в Торе написано. Но как жив-то остался? А вот так и остался. Экстремальная физиотерапия. Что русскому здорово, то немцу смерть. В смоляной яме царь определённо оказался русским, а все прочие — определённо оказались немцами: все сгинули, он — нет. Смоляная ванна подействовала общеукрепляюще: гайморит, гастрит, гемикранию, геморрой, гингевит и прочую гипертонию – как рукой сняло, прилив сил и полная эйфория. Случаются же на свете чудеса. Как видим, даже с людьми нечестивыми. На первый взгляд, чудо представляется в высшей степени бессмысленным. Но мудрецы усматривают в нём важный смысл:
Когда праотец наш Авраам сошёл в огненную печь и спасся, некоторые народы уверовали, а некоторые — не уверовали. Когда же упал царь Сдома в смолу и спасся, уверовали в Авраама задним числом.
(БР. Там же).

То есть Всевышний спасает мерзавца, дабы народы уверовали в чудо, случившееся с праведником, а через него и во Всевышнего, сотворившего это чудо. Как мы видим, это соображение опровергает мнение, что иудаизм озабочен только евреями, и ему нет дела до других народов или, ещё сильней, что евреи желают всем гоям погибели. Не погибели, а просвещения. Так это понимают мидрашисты.
Рассказ о схождении Авраама в печь огненную напрасно было бы искать в Торе — он тоже из мидрашей, популярная история, я её в своё время многократно, уж больно она хороша, рассказывал в «Алефе» — в этом моём бесконечном талмудическом сериале.
Мидраш так дополняет Тору, говоря о встрече царя с Авраамом.
Рабби Аба бар Кагана сказал: «Распушил он [то есть царь — МГ)] перед ним [то есть перед Авраамом] хвост, говоря: как ты вошёл в огненную печь и спасся, так и я упал в смолу и спасся».
(БР 43:5).

То есть, по мнению царя, они как бы равны в чуде.
Авраам разгромил обидчиков царя, отбил взятых в плен и их имущество. Теперь он готов всё это возвратить. Исполненный радости и великодушия царь — и жизнь сохранил, и трон не потерял, и пленники вернулись — предлагает Авраааму, которого рассматривает как своего союзника, оставить имущество себе. Но Авраам, оказавшийся в этой вой­не на стороне царя совершенно случайно, союзником его вовсе не считает и от предложенного дара отказывается — не хочет иметь с ним никаких дел, не хочет, чтобы нечестивый царь считал себя его благодетелем (Берешит 14:22).
Царь рассматривает случившееся с ним как чудо. Но это чудо совершено, как мы теперь знаем, только ради Авраама. Мы знаем, а царь — нет, даже и не догадывается. Можно предположить, что падение в смоляную яму было своего рода звоночком. Но царь его не услышал, а если и услышал, то смысла не понял и продолжал упорствовать в нечестии. Прошло не так много времени, и в смоляную яму царь опять угодил — на сей раз вместе со всем своим царством — и из неё уже не выбрался.
Сверху ещё для красоты серой посыпали.
Михаил ГОРЕЛИК



Комментарии:


Добавить комментарий:


Добавление пустых комментариев не разрешено!

Введите ваше имя!

Вы не прошли проверку на бота!