Опера кукол

 Михаил САДОВСКИЙ
 9 марта 2020
 304

В Санкт-­Петербурге есть Театр кукол-­марионеток имени Евгения Деммени. В 80-е годы ушедшего века главным режиссёром в нём служил Владимир Лопухин, с которым я был знаком, когда он был в той же должности в Московском Областном театре кукол. Впервые я попал туда не зрителем, а по рекомендации режиссёра Юрия Фридмана. Мне предложили написать песни для спектакля «Весёлый балаган», персонажами которого были герои русских народных сказок. Сотрудничество наше продолжилось и в Ленинграде — Владимир Николаевич, возглавивший театр, привлёк меня к работе. Мне довелось написать песни ко многим спектаклям театра кукол-­марионеток с композиторами Ольгой Пертовой, Борисом Синкиным, Олегом Хромушиным, Сергеем Баневичем… Я работал увлеченно, с удовольствием, спектакли выходили динамичные, музыкальные. Но мечта написать мюзикл для кукольного театра долго не осуществлялась. При том, что Лопухин любил музыкальные представления, понимал в них толк, умело и эффективно использовал такое мощное изобразительное средство — музыку.  

И вот — свершилось! Сначала на сцене этого театра был поставлен мюзикл «Добрый год», наше совместное с композитором Баневичем сочинение, потом «Мы спешим» с Хромушиным. Песни из спектаклей как-то легко и сразу запоминались ребятами и взрослыми и они, расходясь, напевали их. Успех был очевиден, и оба мюзикла были вскоре перенесены на пластинки фирмой «Мелодия». Кстати, это единственный случай, когда спектакли кукольного театра были целиком записаны на пластинку.
Интересный замысел родился у Лопухина в ответ на требование высокого идеологического начальства сделать патриотический спектакль к какому-то советскому юбилею. Он отказался от постановки «датской» дежурной пьесы и решил инсценировать ряд песен, связанных одной темой. Подобное когда-то делал Георгий Александрович Товстоногов в БДТ, но в кукольном театре, кажется, никто.
Это было очень сложно, потому что была реальная опасность перейти какую-то невидимую грань и впасть в профанацию. Спектакль, который поставил Владимир Лопухин, назывался «Песня горна» по широко известной песне, которую мы написали с Олегом Хромушиным. Она и стала стержнем постановки.
Спектакль был отмечен премией на Всесоюзном конкурсе, а исполнитель главной роли горниста Фаина Костина была признана лучшей в номинации артистов детского театра. Созданный ею романтический образ был очень убедителен. Спектакль пользовался большим успехом не только у детей, но больше даже у взрослых, которые буквально со слезами смотрели происходящее на сцене, подпевали любимые песни своего детства, времён вой­ны и часто, как потом выяснилось, приходили в театр ещё и ещё раз на это представление к «Мише Садовскому».
***
На афише — автографы всех создателей спектакля — актёров, художника, работников театральных служб. Вот одна лишь запись: «Мише Садовскому: С песней горна начинаем все дела. А мы наш спектакль начинаем и заканчиваем твоей песней, давшей нашему спектаклю Имя и Смысл! Спасибо! В. Лопухин».
Так возникла идея нового театра. На самом деле тому было две серьёзные причины. Во-первых, Лопухин хотел создать музыкальный театр, в котором мог бы полностью воплотить свои творческие мечты, во?вторых, ему надоело быть вторым в театре в творческих вопросах.
В то время по положению в любом театре председателем художественного совета был не главный режиссер, а директор, что неизбежно приводило к конфликтам при подборе пьес, актёров, художников, композиторов. Но именно так было сподручно театральному и партийному начальству руководить. И совмещать две должности — директора и главного режиссёра было трудно да и непозволительно: как можно оставить творческий коллектив без бдительного ока. Даже страшно было подумать!..
Однако в середине 1980-х в Советском Союзе начался масштабный эксперимент — театральная реформа. Театрам надо было дать больше самостоятельности в выборе репертуара, в хозяйственной деятельности — позволить театрам заработанные деньги тратить не по заранее разграниченным статьям, а по необходимости: на постановки, заработную плату или выезд на гастроли. Иначе говоря — перевести их на хозрасчёт.
Для начала выбрали 50 театров в различных регионах. Во главе этого процесса был начальник Управления театров Министерства культуры СССР Вадим Петрович Дёмин. Я был с ним хорошо знаком с той поры, когда он занимал такую же должность в Министерстве культуры РСФСР. Потом он стал заместителем министра. Лопухин тоже хорошо его знал в силу своего служебного положения: Дёмин не однажды бывал в театре, приезжая в Ленинград с инспекторской миссией. Все боялись таких проверок, а Вадиму Петровичу нравились спектакли театра кукол-­марионеток.
Вот с идеей создания нового театра Владимир Николаевич и пришел прежде всего к Дёмину, прихватив меня как «сообщника». Мы уже неоднократно говорили с ним на эту тему, даже название Лопухин придумал: «Опера кукол». У некоторых людей это вызывало и тогда, и потом, когда театр уже существовал, сомнение: как это — куклы и опера?! Самостоятельный театр! Масса организационных вопросов:
— Кто будет субсидировать?
— Никто! Хозрасчёт!
— Где возьмёте помещение?
— Найдём!
И главное:
— Кому будет театр подчиняться? Кто предоставит ему «шапку»?
На этот вопрос ответа у нас не было. Оказалось, решить его так сложно, что отсутствие этой пресловутой «шапки» чуть не погубило идею. Не один раз мы посетили Дёмина. Он, хоть и будучи опытным высоким чиновником, как-то удивительно не закостенел в той бюрократической системе, не стал равнодушным, и однажды сказал нам откровенно и доверительно:
— Ребята, все, к кому вы обратитесь, будут говорить вам «Да!», и помогать будут, но вы не преодолеете систему. Поверьте мне!
Честно говоря, мы загрустили, не было большего авторитета в стране в этом вопросе, и у нас не было никаких оснований не верить этому человеку. И всё же мы решили не сдаваться. Возможность иметь свой театр, осуществлять в нём свои замыслы была так притягательна!..
Мои музыкальные и творческие связи очень пригодились. Письмами одобрения нас поддержали министр культуры Захаров, Тихон Хренников, Борис Покровский, Владимир Минин, Станислав Гусев, Владислав Соколов, Зураб Соткилава, Всероссийское хоровое общество, Музыкальное общество, Виктор Попов. Всех, кто помогал нам, невозможно перечислить…
Но никто не хотел нас брать под своё крыло. Ни союзы композиторов, ни министерства, ни музыкальное общество. Никто.
И вот — его величество случай! У меня брала интервью журналист Радио «Маяк» Майя Крючкова. Говорили долго. В конце она, как обычно, спросила о творческих планах, и я рассказал ей про наши мытарства. После этого мы ещё проговорили долго, о многом, и вдруг она говорит:
— А знаешь, давай попробуем потолковать с Альбертом Анатольевичем Лихановым, он председатель правления Советского детского фонда имени Ленина. Правда, попасть к нему на приём непросто, он депутат Верховного совета СССР. Но я его пресс секретарь и постараюсь устроить встречу. Только вам придется ответить на массу вопросов. Будьте во всеоружии.
Нам было отведено на встречу 15 минут. Мы пробыли у Альберта Анатольевича больше часа и ответили на все вопросы, показали финансовые расчёты, обещали ничего не просить у фонда, а с каждых гастролей переводить на его счет часть прибыли, которую твердо надеялись зарабатывать.
Трудно поверить, но благодаря Лиханову всё было согласовано с бюро Фонда по телефону и всеми поддержано! В течение суток было напечатано постановление о создании театра «Опера кукол» при Советском детском фонде имени В. И. Ленина. На шапке страницы стояла дата: 1 июня 1989 года. Международный день защиты детей.
Я мог бы еще много рассказать о жизни уникального театра. О том, как мы нашли помещение в одном из павильонов в Таврическом саду, как объездили с гастролями страну от Находки до Сочи, как удостоились чести открывать после реставрации оперой «Кот в сапогах» (Музыка Ц. Кюи, либретто М. Львовского) Эрмитажный театр, Дворцовый театр особняка Юсупова. И я счастлив, что в репертуаре театра были мой мюзикл «Мы спешим» и джазовая опера «Братец Кролик и братец Лис» (по сказкам дядюшки Римуса), написанные композитором Олегом Хромушиным…
Потом наступила Перестройка, а с ней — новые условия и обстоятельства, в которые наш театр так и не сумел вписаться. А жаль. Ведь подобных коллективов для детской аудитории больше не было.
Михаил САДОВСКИЙ



Комментарии:


Добавить комментарий:


Добавление пустых комментариев не разрешено!

Введите ваше имя!

Вы не прошли проверку на бота!