Жизнь еще никто не отменял

 Наталья ЗИМЯНИНА
 1 марта 2022
 1569

Концертная жизнь в Москве бурлит. Будто не выросла в десять раз заболеваемость. Спектакли, концерты, конкурсы, фестивали. Мы одни такие в мире?.. Даже не знаешь, как к этому относиться. 

Кто на передовой
Некоторые журналисты даже ухитрилась, как встарь, подвести итоги-2021. Лучший проект – все симфонии Шостаковича в зале «Зарядье». Издательство «Музыка» названо отличником за полное собрание сочинений Скрябина. Большой театр отмечен за балет «Мастер и Маргарита» на музыку Альфреда Шнитке в постановке Эдварда Клюга и за оперетту Шостаковича «Москва, Черемушки» на Камерной сцене им. Б.А. Покровского (ныне это филиал Большого). 
Лучший вокальный ансамбль – несомненно "Intrada" Екатерины Антоненко: этим певцам сейчас нет равных в исполнении старинной музыки. Москвичка Вера Таривердиева, став арт-директором Кафедрального собора в Калининграде, возит туда известных музыкантов и проводит там финал своего Органного конкурса. Пианист Иван Соколов, прирожденный просветитель, в своих лекциях налаживает связь времен. И это лишь малая часть удивительных людей и явлений, не дающих публике скисать.
 

Кровь, пот и слезы 
Лучшим фестивалем года названы «Декабрьские вечера Святослава Рихтера». Он прошёл в 41-й раз! Его программный директор Юлия Де-Клерк, наверное, извелась, придумывая концерты на целый месяц. Ведь, по традиции, они должны соответствовать выставке.
А она в этот раз называлась «Бывают странные сближенья». Куратор Жан-Юбер Мартен стремился то ли озадачить, то ли образумить обывателя. Соединив экспонаты парами – без табличек, без имен, без объяснений – он предложил зрителю подивиться сходству форм разных эпох и регионов. Кто как сможет. В меру своей образованности и юмора. Пейзаж Куинджи – и китайский свиток. Женская головка Буше – и боевой шлем дикого племени. Перед «Мясной лавкой» Снейдерса – стол со вскрытым кроликом, внутренности которого связаны из цветной шерсти: красные нити тянутся от его тушки к освежёванным тушам Снейдерса. Кто-то возмущается, кто-то восхищается.
Лично я недоумевала, к чему в центре Белого зала ГМИИ, где проходят концерты, висит гигантская коряга. Оказалось – это принадлежность для ритуального танца огня vungvung, Папуа – Новая Гвинея. Дозрели, значит. 
Так что творческие страдания бедной Юлии Де-Клерк невообразимы. Но у нее получилось! Одни ансамбли представляли музыку XV века – другие Штокхаузена и Лигети. Пианист Алексей Володин играл Шопена – и Шостаковича. На концерте «Движелище» встретились Паганини и… американский минималист Стив Райх. 
Хорошо, что все выступления транслировались в интернете. В Пушкинский музей теперь каждый день не наездишься: родные маршруты 15 и 31 по Бульварному кольцу больше не ходят. А спускаться в метро – все равно что в ковидный лепрозорий. 


Прощай, наш Звездочет! 
Огромным ударом стал уход из жизни выдающегося певца и музыканта Александра Градского. Ведь мое поколение прошло с ним по жизни. Он был носителем нашей энергии.
Мы были однокурсники – я в МГУ, он в Гнесинке, учился вокалу. Но кто была я, а он уже был суперзвездой. Создатель группы «Скоморохи», потом автор и исполнитель музыки к фильму Кончаловского «Романс о влюбленных»… Он был хорош всегда и во всем. Мне кажется, Саша где-то глубоко переживал, что со своим голосом, фантастической энергией и умением лавировать на грани «классики» и «эстрады» так и не стал всепланетарным кумиром, вроде Пресли или хотя бы Пола Анки. 
«Ты что думаешь, я не могу как Паваротти?!» – кричал он на меня в ответ на упрек, что он не до конца использует свой талант. И приглашал на концерт, где пел, и правда, как Паваротти! После таких его побед разговаривать с ним было еще труднее – многие помнят его манеру пересыпать свои тирады непечатными словами. 
Неожиданно в его жизни случился Большой театр. В 1988 году великий дирижер Евгений Светланов пригласил его на партию Звездочёта в «Золотом петушке» Римского-Корсакова. Евгений Федорович понимал, что Саша отличался от «классиков» осмысленностью каждого спетого слова, без которого невозможен рок-певец высокого полета, так или иначе бросающий вызов обществу. 
В финале спектакля, когда Градский оставался в центре гигантской сцены, мантия в звездах вдруг падала – и он оставался в джинсах и рубахе, становясь нашим вечным современником. Это был почти скандал. 
Встречаются в жизни такие люди. Ни заменить их, ни забыть невозможно. В этом главная мука. 
 

Журавли летят в вечность 
Вышла на русском языке книга Дануты Гвиздаланки «Мечислав Вайнберг – композитор трех миров» (издательство «Композитор СПБ»). Мечислав (Моисей) Вайнберг (1919–1996) родился в Варшаве в семье музыканта. Осенью 1931 года Мойше, как его звали дома, поступил в Варшавскую консерваторию. В 1939 году, с началом войны, семья хотела бежать на восток, но это удалось только ему, а отец, мать и сестра погибли в концлагере. Это он никогда ни с кем не обсуждал.
23 июня 1941 года он, беженец, закончил Минскую консерваторию. Но война догнала, и пришлось эвакуироваться в Ташкент. Здесь он познакомился с Шостаковичем, и они вместе приехали в Москву. 
В 1943 году Вайнберг женился на дочери Соломона Михоэлса. В 1948-м Михоэлса убили, а еще через пару лет Вайнберг угодил в список «формалистов». Хуже того: его обвинили в «еврейском буржуазном национализме», и он попал в Бутырскую тюрьму. 
Освободившись после смерти Сталина, он написал большую часть своих сочинений, в том числе симфоний, опер и… шедевральной киномузыки («Летят журавли», «Последний дюйм», «Каникулы Бонифация», «Винни-Пух» и т. д.)
…Я довольно отчетливо помню Моисея Самуиловича. На исполнении своих сочинений в Большом зале консерватории он всегда сидел в почетном шестом ряду. Седой, невысокого роста. А по правую руку – жена, красавица Ольга Рахальская. Элегантная, с аккуратной модной стрижкой и с точеным профилем – я любовалась ею, когда она, слушая музыку, время от времени поворачивалась к мужу и смотрела на него с нежностью и восхищением, не требующими слов. 
Филармония в экстазе 
А вот и первый грандиозный юбилей 2022 года – 100-летие Московской государственной филармонии. Сам день основания – 29 января – отметили целыми двумя концертами. Днем в Большом зале консерватории повторили программу 1922 года, включая Девятую симфонию Бетховена, «Гимн пифагорейцев восходящему солнцу» Ипполитова-Иванова, Второй Концерт Рахманинова и «Поэму экстаза» Скрябина. 
Но я попала на вечерний. Не все заявленные мировые звезды приехали. Так, Анна Нетребко, судя по ее Инстаграму, в это время готовила лосося с перловкой и голубикой. Это в ее репертуаре. 
Впрочем, там, где Гергиев – музыки и так всегда будет выше крыши. А он царил весь вечер. Как встал за пульт Молодежного национального оркестра – так сразу и полетела «Праздничная увертюра» Шостаковича с не присущей ей скоростью «Сапсана». Вот и я с той же скоростью эвакуировалась из полного партера от греха подальше – на пустынный балкончик под потолком. Даме вроде меня так приятно сидеть одной, разложив кругом сумку, мобильник, буклет, ручку, бутылку, блокнот…
Лучшим номером вечера стал Тройной концерт Бетховена, в котором солировали Анне-Софи Муттер, Пабло Феррандес и Даниил Трифонов. Вот это звезды! Поверьте, одинокая сосредоточенная дама на галерке тем более слышит это во всех подробностях – как технических, так и художественных. 
Юрий Башмет и Максим Венгеров сдержанно, не дыша друг на друга, солировали во второй части Концертной симфонии Моцарта. В это время свет пригасили – и на больших экранах вставали портреты великих исполнителей прошлого – Нейгауза, Гольденвейзера, Ойстраха, Голованова, Юдиной, Софроницкого, Гилельса, Рихтера, Флиера… Вот портрет дирижера Кирилла Кондрашина: он 15 лет возглавлял оркестр филармонии, чуть ли не ежедневно меняя программы – я помню их еще школьницей.
Все закончилось Гергиевым и Мацуевым. Первым концертом Чайковского. Ну а чем еще? Впрочем, пока Денис Мацуев играл бис, я уже тихонько спускалась со своих королевских высот на первый этаж, чтобы опередить толпу перевозбужденных меломанов, готовых на пути в гардероб снести даже корзины с огромными юбилейными розами.
Наталья ЗИМЯНИНА

 

 

 

 

 

 



Комментарии:


Добавить комментарий:


Добавление пустых комментариев не разрешено!

Введите ваше имя!

Вы не прошли проверку на бота!


Дорогие читатели! Уважаемые подписчики журнала «Алеф»!

Сообщаем, что наша редакция вынуждена приостановить издание журнала, посвященного еврейской культуре и традиции. Мы были с вами более 40 лет, но в связи с сегодняшним положением в Израиле наш издатель - организация Chamah приняла решение перенаправить свои усилия и ресурсы на поддержку нуждающихся израильтян, тех, кто пострадал от террора, семей, у которых мужчины на фронте.
Chamah доставляет продуктовые наборы, детское питание, подгузники и игрушки молодым семьям с младенцами и детьми ясельного возраста, а горячие обеды - пожилым людям. В среднем помощь семье составляет $25 в день, $180 в неделю, $770 в месяц. Удается помогать тысячам.
Желающие принять участие в этом благотворительном деле могут сделать пожертвование любым из предложенных способов:
- отправить чек получателю Chamah по адресу: Chamah, 420 Lexington Ave, Suite 300, New York, NY 10170
- зайти на сайт http://chamah.org/donate;
- PayPal: mail@chamah.org;
- Zelle: chamah212@gmail.com

Благодарим вас за понимание и поддержку в это тяжелое время.
Всего вам самого доброго!
Коллектив редакции