Каббалистическое благословение

 Яков ШЕХТЕР
 22 декабря 2022
 379

Красив и богат город Могилев на Днестре. Есть в нем и величественный замок, и дворцы вельмож, и большая площадь, мощенная булыжником, и богатые лавки, и сад с духовым оркестром. Еврейская община Могилева тоже велика, больше трех десятков синагог и молитвенных домов. А хейдеры, а ешивы, а кошерные бойни, а миквы – эх, славный город, что уж тут говорить!  

Разумеется, славному городу полагается большой раввин. Чтобы имя его гремело по всему еврейскому миру. Чтобы он добавлял славу общине, а город славился его именем. 
Все раввины Могилева были такими, но в 1870 году общине удалось заполучить самого великого Мальбима, раввина Меира-Лейбуша Кемпнера. Если, упаси Боже, сравнивать ученость с богатством, Мальбим мог запросто спрятать Ротшильда в маленький карман своего сюртука.
Когда могилевцы познакомились с распорядком дня нового раввина, они поняли, на чем зиждется подлинное величие. Раввин вставал ни свет ни заря, учился до восхода, затем вел молитву в главной синагоге города, после чего давал урок, потом принимал посетителей, затем учился до полуденной молитвы, вел ее в синагоге, затем проводил три урока, после чего вел вечернюю молитву, затем снова принимал посетителей, а около полуночи удалялся в свой кабинет писать респонсы. А еще были дела общины, судебные разбирательства, споры между прихожанами и прочие неотложные дела. Когда Мальбим ел и сколько спал, для всех оставалось загадкой.
От посетителей не было отбою. Кто приходил посоветоваться с великим мудрецом, а кто попросить благословения у праведника. Несчастья, беды и заботы сыпались на голову Мальбима, словно осенний дождь на поля. 
Однажды на прием пришла вдова, женщина средних лет с усталым лицом, заплаканными глазами и красным от постоянного утирания слез носом. Звали ее Мата.
–Уважаемый раввин, мне нужно чудо, – попросила она. – Напишите мне камею с именами ангелов, или дайте каббалистическое благословение. Иначе ничего не получится. 
– Почему ты так думаешь, Мата? – спросил раввин.
– Мой муж умер три месяца назад, – ответила женщина. – Я осталась одна с пятью детьми. Денег он не оставил, бедолага работал возчиком, целыми днями в разъездах, чтобы семью прокормить, вот и надорвался.
Мата смахнула набежавшие слезы и отерла нос. 
– Работал он много, а зарабатывал мало. Но мы как-то перебивались. А сейчас – ну совсем никак!
Мата развела руками и добавила.
– Родителей моих и мужниных давно нет на свете, помочь некому. Вот и получается, что спасти нас может только чудо.
Раввин задумался на минуту, потом попросил:
– Расскажи о муже.
Мата вздохнула. 
– Мудрецом назвать его было нельзя, да и просто знающим человеком тоже. Не лежала к Учению его голова, да и времени не хватало. Все, что он успевал – почитать псалмы в миньяне после утренней молитвы. Зато был он прямым, как угол дома. Никогда не врал, ничего не скрывал, что говорил то и делал. Не как у других: одно на уме, другое на языке, третье в руках.
– Ты читала про вдову и пророка Элишу? – спросил Мальбим.
– Эх, если бы я умела читать… – вздохнула Мата. – Но историю эту я слышала. На женской половине синагоги есть грамотные женщины, они всегда объясняют, о чем внизу читают мужчины.
– Помнишь, пророк спросил у вдовы, что есть у нее в доме? И она вспомнила о горшочке с маслом. Тогда пророк велел принести все пустые сосуды и лить в них масло из горшочка. Масло лилось и лилось, пока все сосуды не наполнились доверху. Его оказалось столько, что вдова смогла рассчитаться со взаимодавцами.
Понимаешь, Мата, благословение не может повиснуть в воздухе. Оно должно опереться на нечто материальное. 
– Я не понимаю, о чем вы говорите, уважаемый раввин!
– Я не пророк и не сын пророка, – ответил Мальбим, – но для того, чтобы тебе помочь, я должен знать, какая работа у тебя получается лучше всего. Тогда я попробую ее благословить. 
– Хм-м-м, – Мата опустила голову и задумалась на несколько минут.
– А, вот что! – вскричала она, поднимая глаза на раввина. – Больше всего на свете мне нравится жарить блины. Они получаются такие вкусные, такие поджаристые, с такой хрусткой корочкой, что мой покойный муж не мог остановиться, пока не съедал все, что я готовила. И соседи частенько меня просят перед субботой: Мата поджарь нам блинов к вечерней трапезе. И даже неевреи, когда проезжают мимо и чуют запах моей жарки, стучат в двери и просят продать пару-тройку на дорогу. О, если бы я могла зарабатывать на жизнь блинами!
– А кто тебе мешает, Мата? – спросил Мальбим.
–. Чтобы начать торговлю надо закупить оптом муки, масла, дров, починить плиту, обзавестись большими чугунными сковородками. А где взять столько денег?
– А сколько тебе нужно, чтобы начать?
– Сто рублей, – сказала Мата. – Тогда можно начать хоть завтра.
– Я хочу стать твоим партнером, – сказал раввин, выдвигая ящик стола. – Твоей долей в нашем деле будут умелые руки и работа, а моей вот это, – он положил на стол перед Матой сто рублей. 
– Уважаемый раввин шутит! – не веря своим глазам, вскричала Мата.
– Какие тут шутки, – улыбнулся Мальбим. – Я просто хочу немного заработать. Раввинское жалованье невелико, а с твоей помощью я начну получать солидный приварок.
Мата взяла деньги и, поблагодарив Мальбима, ринулась из кабинета. Еще до того, как из трубы ее дома повалил дым, по Могилеву разнесся слух, что Мата совместно с раввином начала выпекать блины на продажу.
– Про Матины блины нам все известно, – качали головами городские умники. – Блины знатные, спору нет. Но при чем тут раввин? Неужели он вместе с Матой стоит у плиты?
 – Да вы совсем тю-тю! – крутили пальцем у виска могилевские всезнайки. – Раввин благословляет тесто, а Мата его жарит. Тут получается совмещение кулинарных достоинств с благодатью праведника. 
– Но зачем ему это нужно? – удивлялись простаки. – Ребе решил подзаработать?
– Смотрите глубже, – объясняли люди, считавшие себя сведущими. – Мальбим решил через пищу воздействовать на уровень святости нашего города. Молитва – хорошо, уроки Торы – хорошо, но получить благословение через блины – куда лучше! 
Мата не отходила от плиты целый день и все равно не успевала удовлетворить всех желающих. В конце первой недели, когда стало ясно, что дело пошло, она попросила старшего сына записывать все расходы и доходы. 
Через месяц Мата снова пришла на прием к Мальбиму.
– Ребе, – сказала она, – чудо произошло, ребе! Мои дети позабыли, что такое ложиться спать голодными. В нашем доме снова светит солнце, ребе. И это благодаря вам. Вот сто рублей, – она положила на стол деньги, – ваша доля. 
Мальбим взял монеты и тщательно пересчитал.
– Да, сто рублей за месяц – неплохой доход, – сказал он. – А как ты справляешься?
– Я падаю с ног, ребе, – ответила Мата. – Но я счастлива!
– Знаешь, как поступают настоящие деловые люди? – спросил Мальбим. И продолжил, не дожидаясь ответа. – Доходы от удачного предприятия они вкладывают в то же дело. Тогда оно становится еще более прибыльным. Возьми эти сто рублей, – он передвинул к Мате горстку монет, – найми работниц, бедных сирот которым нечего есть, переделай плиту, купи еще сковородок. И с Богом! 
Мата в точности выполнила слова раввина. Через две недели у новой большой плиты вместе с Матой хлопотали три девушки. Запах шел такой силы, что со всей округи сбегались голодные коты и, сидя перед домом, мешали прохожим жалобным мяуканьем.
А посетители шли один за другим. Уже не только евреи покупали у Маты, но и русские хозяйки Могилева стали подавать к чаю знаменитые еврейские блины. 
Спустя несколько месяцев Мата сняла под пекарню отдельный дом, к блинам добавила блинчики с грибами и картошкой, потом на прилавке появились булочки с изюмом и корицей, и пошло, поехало, покатилось. 
Когда Мальбим увидел, что Мате и ее семье уже не грозят ни голод, ни нищета, он стал свою долю дохода отдавать на помощь беднякам Могилева. Чем лучше шли дела в пекарне, тем меньше голодных детей оставалось в городе.
Мата прожила долгую жизнь. Ни она, ни ее дети, ни внуки никогда не бедствовали. Историю о каббалистическом благословении она рассказывала до глубокой старости. 
– Нет большего чуда, чем помощь нуждающимся, – повторяла она. – И самое святое таинство – это деньги, которые жертвуют человеку в беде.
Яков ШЕХТЕР



Комментарии:


Добавить комментарий:


Добавление пустых комментариев не разрешено!

Введите ваше имя!

Вы не прошли проверку на бота!


Дорогие читатели! Уважаемые подписчики журнала «Алеф»!

Сообщаем, что наша редакция вынуждена приостановить издание журнала, посвященного еврейской культуре и традиции. Мы были с вами более 40 лет, но в связи с сегодняшним положением в Израиле наш издатель - организация Chamah приняла решение перенаправить свои усилия и ресурсы на поддержку нуждающихся израильтян, тех, кто пострадал от террора, семей, у которых мужчины на фронте.
Chamah доставляет продуктовые наборы, детское питание, подгузники и игрушки молодым семьям с младенцами и детьми ясельного возраста, а горячие обеды - пожилым людям. В среднем помощь семье составляет $25 в день, $180 в неделю, $770 в месяц. Удается помогать тысячам.
Желающие принять участие в этом благотворительном деле могут сделать пожертвование любым из предложенных способов:
- отправить чек получателю Chamah по адресу: Chamah, 420 Lexington Ave, Suite 300, New York, NY 10170
- зайти на сайт http://chamah.org/donate;
- PayPal: mail@chamah.org;
- Zelle: chamah212@gmail.com

Благодарим вас за понимание и поддержку в это тяжелое время.
Всего вам самого доброго!
Коллектив редакции