Рассказ "За Одессу"

 Яков ШЕХТЕР
 31 мая 2023
 395

Хасид, стоявший перед ребе Маарашем , от смущения переминался с ноги на ногу. Серая, ненастная осень заглядывала в окна, но на душе у Гирша сияло солнце. Вместе с товарищем он проделал длинный путь из Одессы, куда послал их ребе, до Любавичей. Наверное, можно было не спешить, а добираться потихоньку, пережидая ненастные дни на постоялых дворах, коротая время до попутной подводы в повторении маамаров ребе. Но миссия считается незаконченной до минуты, когда пославший принимает отчет от посланника. Поэтому Гирш и Мотл не засиживались над чаем в тепле постоялых дворов, а месили сапогами дорожную грязь. Спали полночи, ели в полсилы, стараясь как можно быстрее добраться до Любавичей.   

И вот, миссия завершена, ребе выслушал рассказ Гирша и ласково улыбнувшись, поблагодарил за хорошо выполненное задание. И от этих слов, от святой улыбки поплыл Гирш, растекся теплой волной счастья. Ведь хасида с ребе связывают не оковы рабства, а узы любви, которые крепче железа и прочнее самых толстых канатов. 
Время аудиенции подошло к концу. За дверью с нетерпением ожидали своей очереди десятки хасидов. Гирш немало часов провел в таких очередях и хорошо понимал чувства ожидающих. Он начал пятиться к выходу, как ребе остановил его взмахом руки.
– Гирш, расскажи, какой ты увидел Одессу? – спросил цадик. 
– Ребе имеет виду хасидов Одессы? – осторожно уточнил Гирш.
– Разумеется, – подтвердил ребе Маараш. – Хасиды Одессы и есть Одесса, а все остальное декорации, какими бы пышными они ни казались.
И засмущался Гирш, начал переминаться с ноги на ногу, не зная, как ответить. Рассказать было о чем, но что именно выбрать из вихря впечатлений, он затруднялся. Ребе терпеливо ждал и Гирш, принялся говорить первое, что пришло ему на ум. 
– Хасидов в Одессе немного, но миньян собирается каждый день. Молятся пока в частном доме, но поговаривают о строительстве синагоги. Каждый день есть уроки «Тании», несколько человек вместе учат «Тора Ор» Алтер ребе. По субботам после молитвы всегда фарбренген, деньги на него дают хасиды побогаче. Они же и помогают тем, кто нуждается. 
– Прекрасные новости! – воскликнул ребе Маараш, достал из ящика стола пять рублей и протянул Гиршу.
– Спасибо. Твой рассказ доставил мне немало удовольствия.
Выходя из комнаты, Гирш не чуял под собой ног. Благословение ребе в такой форме непросто заслужить. Пять рублей сами по себе немалая сумма, но теперь они увеличилась десятикратно благодаря вложенной в них святости.
За дверью его поджидал трясущийся от волнения Мотл.
– Почему так долго? Ребе сердится?
– Наоборот, очень доволен. Попросил рассказать об Одессе. Ну, я и…, – Гирш не сдержал счастливой улыбки и показал другу пять рублей.
«Все понятно, – подумал Мотл, входя в комнату. – Гирш известен своим прекраснодушием. Наверняка, он наговорил ребе приятных вещей. Но цадик должен знать правду! И если он спросит меня, я ее выложу».
Выслушав отчет Мотла, ребе Маараш поощрительно улыбнулся.
– Молодец, все сделал точно и вовремя. Молодец! Я очень доволен.
Теперь настал черед Мотла расплыться в счастливой улыбке. Не часто доводится услышать такую похвалу. 
– Можешь ли ты рассказать мне о положение хасидских дел в этом городе? – продолжил ребе. – Или как там у них говорят – за Одессу.
Мотл ждал этого вопроса.
– Положение, прямо скажем, не блестящее. Хасиды в Одессе есть и миньян собирается, но молятся скучно, без воодушевления, словно долги отдают. На уроках «Тании» почти все спят, зато во время фарбренгена на водку налегают, точно украинские крестьяне. Но самое главное – их жены ходят в обыкновенную микву, о настоящей хасидской, по правилам Алтер ребе никто и не думает.
– Понятно, понятно, – покачал головой цадик. – Очень важные сведения, – он вытащил из стола рубль и протянул Мотлу. – Большое спасибо.
Мотл с трепетом принял деньги и начал пятиться к двери. Когда до порога осталось несколько шагов, он не выдержал.
– Позволит ли ребе задать один вопрос? – спросил он сдавленным от волнения голосом.
– Пожалуйста, – ответил ребе. – Спрашивай.
– Я выложил правду за Одессу, какой бы неприятной эта правда ни была. Мой прекраснодушный друг Гирш рассказал красивые вымыслы. Почему же за них ребе наградил его пятью рублями, а меня за правду – всего лишь одним.
Ребе Маараш внимательно посмотрел на хасида, и от этого взгляда душа Мотла ушла в пятки.
«И дернула же меня ситра ахара лезть к ребе», – с запоздалым раскаянием подумал он. 
– Мотл, – сказал ребе Маараш. – Неужели ты думаешь, будто мне неизвестно положение дел в хасидской общине этого города? Я хотел узнать, в какой Одессе побывал ты, а в какой твой друг Гирш.
Яков ШЕХТЕР



Комментарии:


Добавить комментарий:


Добавление пустых комментариев не разрешено!

Введите ваше имя!

Вы не прошли проверку на бота!


Дорогие читатели! Уважаемые подписчики журнала «Алеф»!

Сообщаем, что наша редакция вынуждена приостановить издание журнала, посвященного еврейской культуре и традиции. Мы были с вами более 40 лет, но в связи с сегодняшним положением в Израиле наш издатель - организация Chamah приняла решение перенаправить свои усилия и ресурсы на поддержку нуждающихся израильтян, тех, кто пострадал от террора, семей, у которых мужчины на фронте.
Chamah доставляет продуктовые наборы, детское питание, подгузники и игрушки молодым семьям с младенцами и детьми ясельного возраста, а горячие обеды - пожилым людям. В среднем помощь семье составляет $25 в день, $180 в неделю, $770 в месяц. Удается помогать тысячам.
Желающие принять участие в этом благотворительном деле могут сделать пожертвование любым из предложенных способов:
- отправить чек получателю Chamah по адресу: Chamah, 420 Lexington Ave, Suite 300, New York, NY 10170
- зайти на сайт http://chamah.org/donate;
- PayPal: mail@chamah.org;
- Zelle: chamah212@gmail.com

Благодарим вас за понимание и поддержку в это тяжелое время.
Всего вам самого доброго!
Коллектив редакции