Везучий человек

 Элла МИТИНА 
 31 мая 2023
 3561

Лариса Герштейн- человек замечательный во всех отношениях. Ее имя в Израиле знакомо буквально каждому. Но если спросить разных людей, кто такая Лариса, ответы будут различными. Кто-то скажет, что она певица и бард, обладательница прекрасного контральто, что в ее репертуаре сотни песен, с которыми она выступала в Израиле, Америке и Европе, что именно она создала в Израиле фонд имени Булата Окуджавы и десять лет проводила фестивали памяти Окуджавы.


Другие расскажут, что Лариса была вице-мэром Иерусалима и на этом посту сделала немало хороших дел и вообще много занималась общественной деятельностью. Наверняка найдутся те, кому известно, что она жена знаменитого Эдуарда Кузнецова, того самого, который отсидел 17 лет в советских лагерях за антисоветскую деятельность и за так называемое «самолетное» дело, благодаря которому из СССР в Израиль (и не только в Израиль) смогли вырваться несколько сот тысяч советских евреев. Вместе с Кузнецовым Лариса жила в Мюнхене, работала на радио «Свобода» и вела специальный семинар в американской разведшколе. А те, кто бывали в доме у Герштейн, вспомнят, какая она мастерица и рукодельница, что и мебель может своими руками сделать, и чуть ли не дом построить. А все несомненно отметят, что наша героиня красивая, харизматичная и талантливая женщина.
Все сказанное будет совершенно справедливым, как и то, что она человек везучий и удачливый. Ведь далеко не всякому эмигранту удается достигнуть в новой стране таких высот.
И потому мы говорили с Ларисой о том, с чего ей пришлось начинать, через что пройти и чем поступаться, прежде чем она стала тем, кем стала .

- Лариса, как вполне благополучной девушке из интеллигентной еврейской семьи пришло в голову в начале 70-х репатриироваться в Израиль? Вы уже вели какую-то еврейскую деятельность?
- Да, я была очень вовлечена в эту жизнь. Еврейские мальчики и девочки ходили в подпольные кружки по еврейской истории. Учили иврит по книжечке «Элеф милим», читали «Эксодус»… У меня вся комната в Ленинграде была увешана фотографиями еврейских бойцов. Тогда появлялось множество публикаций об израильской военщине. Я повесила у нас в Дачном на стену одну такую фотографию. «Мой» боец был очень красивый, настоящий Грегори Пек. И «самолетный» процесс произвел на меня грандиозное впечатление. Появился шанс уехать… Так я вышла замуж за одного парня из этого круга и уехала с ним в Израиль.

- Как начиналась ваша жизнь в Израиле? Трудно было?
- Конечно, не просто. Но тогда, 70-е годы, в стране был другой общественный климат. Нас все любили. Селили в Центры абсорбции, давали комнату с душем и туалетом. Кормили четыре раза в день. Учили ивриту… Какое это было чудесное время! Но примерно раз в три месяца обязательно находились недовольные. Кстати, они и по сей день благополучно процветают в нашем государстве. Эти недовольные выходили на голодовку с матрасиками, прямо перед входом Центра абсорбции – а чего далеко ходить? – и с огромными плакатами и транспарантами «Так убивают алию!». Претензии были разные, в основном, что часто на обед давали курицу. Страна в то время была бедная, но кур много. Хотя курицу давали и жареную, и вареную. Так вот этот самый недовольный народ лежал на матрасах и голодал. Часа по три, наверное, голодал, не меньше. Пока журналисты с фотокамерами не набегут, и время обеда не настанет. Меня обзывали штрейкбрехером, потому что я в этих забастовках никогда не участвовала.

- С чего началась Ваша любовь к Израилю? Вы ведь жили в Советском Союзе, и Израиль от вас был очень далеко! Во всех смыслах .
- Я ведь всегда была абсолютная еврейка. Я много ездила и в Европу, и в Америке выступала. И иногда добросердечные люди, без всякой подковырки, говорили мне: «Приезжайте к нам, вас здесь так любят! Зачем вам Израиль?» Он мне затем, что здесь я цельный человек. Я никому ничем не обязана. Это не Европа, где я незваный гость. Здесь я не эмигрантка, я местная. Это мое место со всеми его невероятными недостатками. Мы народ истерический, психопатический. У нас это интегральная часть национального характера. Деться от этого некуда, и я не собираюсь куда-то деваться. Это как еврейские анекдоты. Некоторым евреям они кажутся антисемитскими. А мне нравятся! Мне жутко смешны наши недостатки, хотя меня они бесят, но это мое, это мои недостатки.

- А с чего в Израиле началась Ваша карьера певицы?
- Не поверите — это была чистая алчность. Мне очень хотелось немного заработать. Денег не было совсем. А у меня была мечта - купить хот-дог. Знаете, это такая ватная булочка с сосиской и кислой горчицей. Нам давали в месяц сто десять лир, а хот-дог стоил десять – очень много! Тогда найти какую-то чёрную работу, типа уборки, было невозможно. Все убирали сами, страна, как я уже говорила, была бедная.
Через полгода пребывания в Израиле у меня появилась подработка в семье, которая была в стране уже года три. Я была бэби-ситером и иногда сидела с их довольно взрослой девочкой. Девочка, кстати, когда выросла, стала нашим послом в России. И я пела романсы ее отца, Юрия Эдельштейна, которого уже нет с нами. 
Юрий Эдельштейн был очень талантливый инженер-кораблестроитель. По-моему, был даже лауреатом какой-то технической премии. Эдельштейн был одержим музыкой и, не зная нот, сочинял романсы. И я тоже не знала нот и со слуха учила все, что он мне напевал. Кстати, я до сих пор все учу со слуха. И со слуха, с голоса, спою вам все, что угодно…
Так вот. Пришла ко мне наша соцработница, Шушана Фишер, и говорит: «Рядом есть клуб пенсионеров. Ты все время бренчишь на гитаре. Иди туда, спой что-нибудь. Сто лир дадут!» А у меня на иврите в репертуаре было всего две песни. Одну я выучила еще в Ленинграде. Это «Гэвэйну шалом алейхем». Второй была «Гинэ ма тов уманаим» («Как хорошо братьям быть вместе»). Музыке я не училась. У меня брат учился, и я видела, как моя мама часами стояла с указкой возле него. В восемь лет я сломала руку – и все, привет. Как говорится, Бог уберег. И вот в этот клуб я не шла, а бежала. Это ж сто лир! Мама дорогая! Бегу и думаю, что я из песни «Шалом алейхем» знаю только два куплета. Несолидно. И тут же придумала третий – «Шана хазот би Ерушалаим», то есть в этом году в Иерусалиме. А в третьем куплете я просто повторила первый. Так получилась достойная по продолжительности песня. Кстати, потом ее в моем исполнении использовали в качестве сингла— заставки израильского радио на Россию, потому что в ней слышался и акцент русский, и внутренняя цыганщина, которая у меня есть и от которой я избавляться не собираюсь.
Потом Шушана мне ещё один концерт устроила. Это была изумительная женщина. Она приходила в общежитие, где мы жили, и каждому говорила: «Ты такой талантливый, такой красивый! Ты всего добьёшься в этой стране, ты даже не представляешь, чего ты добьешься!» Она дожила почти до ста лет. Я любила ее, чего там – я ее обожала! Сколько народу пришло на ее похороны, мама дорогая! Толпы, просто толпы! Когда ей было 99, я поехала специально в Хайфу попеть ей. Я тогда уже была известная певица. Вот она-то мне и вбила в башку, что таких как я просто нет, и таких успехов, которых я добьюсь, просто вообще не бывает. А Вы говорите— Б-г любит. Это правильный подход к делу. И когда я стала работать с новыми репатриантами, я тоже говорила им: «Вы такой способный, Вы явно можете и то, и это. Идите учиться на электрика, бухгалтера и у вас получится!»

- Уроки Шушаны Фишер помогли Вам впоследствии в вашей общественной деятельности?
- Конечно. Я и сегодня дико сочувствую людям, приехавшим в страну. Это чисто психиатрический слом. Если ты еще совсем молодой, то это не так мучительно. А если тебе надо сжигать мосты вокруг себя? Мы-то ехали навсегда, думая, что никого из родных не увидим больше. Сегодняшним намного легче – остаётся какой-то тыл, друзья, родные, возможность подработать на прежнем месте. У меня огромное сочувствие к этим людям. И дело не в оптимизме и вере в себя. Знаете, Черчилль всегда говорил: «Не нужно желать здоровья и счастья. Нужно желать удачи. 
На «Титанике» все были богатые и здоровые, а выплыли не все». Так и мы – выплыли не все. Кстати, интересно, что среди репатриантов в 70-е было очень много идейных людей: мы приехали строить страну, и у нас не было амбиций. У меня тоже не было амбиций. Я не собиралась становиться знаменитой певицей.
...

Полный текст материала - в PDF

Элла МИТИНА 



Комментарии:

  • 11 декабря 2023

    Лилия

    Барух Даян а-Эмет

  • 10 декабря 2023

    Fira Shvarts

    Шок. Всегда старалaсь смотреть ее передачи. Великолепная Лариса. Dля многих из нас это трагическая новость.RIP.

  • 10 декабря 2023

    Римма

    Для меня потрясение узнать что Лариса Герштейн - умница, красавица, умерла. Душа отказывается в это верить. ז"ל

  • 9 декабря 2023

    Анатолий Левит - Филадельфия

    Прощайте, Лариса...

    Мы будем всегда помнить встречу с Вами у нас, на Вашем концерте в 2016-ом.

    Светлая память......


  • 9 декабря 2023

    Григорий Гринберг

    Светлая память.

  • 9 декабря 2023

    Григорий Гринберг

    Светлая память.

  • 9 декабря 2023

    Григорий Гринберг

    Сегодня --9. 12 .2023 пришла печальная весть-- Лариса Герштейн скончалась. В моей памяти останется ,как умница, красавица ,еврейская женщина -- хранительница духа нации.


Добавить комментарий:


Добавление пустых комментариев не разрешено!

Введите ваше имя!

Вы не прошли проверку на бота!


Дорогие читатели! Уважаемые подписчики журнала «Алеф»!

Сообщаем, что наша редакция вынуждена приостановить издание журнала, посвященного еврейской культуре и традиции. Мы были с вами более 40 лет, но в связи с сегодняшним положением в Израиле наш издатель - организация Chamah приняла решение перенаправить свои усилия и ресурсы на поддержку нуждающихся израильтян, тех, кто пострадал от террора, семей, у которых мужчины на фронте.
Chamah доставляет продуктовые наборы, детское питание, подгузники и игрушки молодым семьям с младенцами и детьми ясельного возраста, а горячие обеды - пожилым людям. В среднем помощь семье составляет $25 в день, $180 в неделю, $770 в месяц. Удается помогать тысячам.
Желающие принять участие в этом благотворительном деле могут сделать пожертвование любым из предложенных способов:
- отправить чек получателю Chamah по адресу: Chamah, 420 Lexington Ave, Suite 300, New York, NY 10170
- зайти на сайт http://chamah.org/donate;
- PayPal: mail@chamah.org;
- Zelle: chamah212@gmail.com

Благодарим вас за понимание и поддержку в это тяжелое время.
Всего вам самого доброго!
Коллектив редакции