К ПРАЗДНИКУ ЛАГ БА-ОМЕР

 Раввин Довид Карпов
 24 июля 2007
 3153
Настоящий Агент отлично знает, что такое настоящее гостеприимство и почему оно порой оказывается даже важней, чем разговор с Шефом.
Настоящий Агент отлично знает, что такое настоящее гостеприимство и почему оно порой оказывается даже важней, чем разговор с Шефом. Эта очевидная истина напомнила мне один случай, когда ко мне совершенно неожиданно (ровно в 10.00, как и было назначено) заявился крутой хо’сид Хаим. — Агент, кажется, я ее потерял, — огорошил он меня прямо с порога. — Веришь, я искал тщательней, чем ищут хомец перед Песах (верю), но ее нигде нет (верю). Я даже первый раз за последний месяц открыл свой Сидур (не верю). Ее нигде нет — как сквозь землю провалилась. — Ну, что ж, как любил говагивать пгедыдущий Ребе: «Нето кейн фарфален! — Еще ничего не пгопало!» — сказал я бодро. — Все еще можно испгавить. Может быть, она пегедумает и вегнется, и вы будете счастливы. А о чем, собственно говогя, идет речь? Что там у тебя пгопало? — Беда в том, что это не только моя беда, — Хаим был в полном отчаянии. — Все еврейские мальчики и девочки потеряли свои благословения, которые они произносили в течение всего года! Я уверен — это все проделки Герцога Ора. — Да, дело, кажется, сегьезное! Ведь каждый день каждый евгейский ребенок должен пгоизносить каждое благословение, каждый раз… Когоче, я должен немедленно расследовать это дело, — заявил я самым решительным тоном, на который только был способен. — У нас ведь, у евгеев, еще со вгемен Дагования Торы принято: «Наасе-ве-нишма. — Сказано — сделано». Легко сказать! Как всегда, когда я оказываюсь в безвыходном положении, я направляюсь прямо в Кошерный супермаркет за моральной поддержкой. Тут я следую простому правилу, которое усвоил еще на Курсах для агентов: «Если не знаешь, где выход, то найди, по крайней мере, вход». И желательно, вход в ближайший кошерный магазин. — Пгостите, — очень вежливо обратился я к продавцу, — к сожалению, я не могу вам сообщить, в чем конкгетно состоит моя секретная миссия и точный адгес, куда я напгавляюсь. Даже не пгосите меня об этом. Но, может быть, вы будете настолько любезны, что подскажете какое-нибудь особое угощение, котогое я могу у вас пгиобгести. Что вы мне погекомендуете? Крекегы? Пожалуй, подойдет. А что насчет агахисового масла? Кагтофельные чипсы? Я думаю, сгодится. И конечно же, могоженое, могоженое и еще раз — могоженое! Потом я направился в другой отдел. Там от полной безысходности купил два (нет, пожалуй, три, а лучше четыре) ящика апельсинов, три (хорошо: давайте все, что осталось) связки бананов, как обычно пять кило (если больше — не страшно, я доплачу) плодов киви, манго и авокадо, а также немного (килограммов десять — не больше) яблок — для экзотики. Ведь никогда не знаешь заранее, чем удастся лучше соблазнить Герцога Ора и его людей: киви или манго? Но только — тсссссссс! Охранники Герцога Ора могут подслушать, как я выписываю счет, и донести в Налоговую инспекцию. С потяжелевшим кейсом в руке я направился прямо в тайное убежище Герцога Ора — широко известный Шекретный Мировой Експериментально-Образовательный Центр. Охрана у входа уже давно хорошо меня знала. — Привет, Агент! Снова взялся за старое? Заходи, только будь осторожен — там крутые ступеньки. Впрочем, ты и сам все знаешь. — Извините, ребята! Я бы с удовольствием остановился с вами поболтать, но пгосто совсем нет вгемени. Я должен найти укгаденные благословения. И с этими словами (и с кейсом в руке) я вошел внутрь. У входа стоял новый супер-пупер-металло-золото-платино-искатель. Но что он мог обнаружить в моем ядерном чемоданчике? Разве что пару мин, небольшой гранатомет и переносную ракетную установку, да и то изрядно устаревшую (кстати, надо будет поговорить об этом с Шефом). И при этом ни грамма золота! Поэтому охрана на входе, провозившись со мной не более получаса и ровным счетом ничего не обнаружив, практически сразу же меня пропустила. И тут я услышал шаги стражников Герцога Ора. — Смотри! Какой-то посторонний тип! — Нет, не посторонний... Это Агент 770! — Агент! Хватай его! У нас есть ордер на его арест! Стража! На помощь! Темный коридор тем временем наполнился десятками стражников угрожающего вида. Я понял, что у меня есть только один шанс. Я мгновенно раскрыл свой чемоданчик и стал доставать из него разные угощения. В конце я достал раскладной стол и пачку салфеток. Охранники приняли явно заинтересованный вид. — Хм! Выглядит неплохо! — И что — это все бесплатно? То есть даром? — Извините, а сколько отпускают в одни руки? — Простите, сэр! Следует ли нам выстроиться в очередь или можно хватать все подряд? К этому моменту я как раз выставил последний пакет ананасового сока и аккуратно вытер руки салфеткой. — А теперь, ребята, слушайте меня внимательно. Эй, вы там, чуть потише. И, между пгочим, здесь вам не концерт — так что потгудитесь-ка отключить свои мобильники. Я не хочу устгаивать здесь давку, как в очегеди к металлоискателю пги входе. Предупгеждаю: каждый из вас может взять по одному (повтогяю: только по одному!) куску тогта бесплатно. Но за следующий кусок вам уже пгидется платить. Я выдержал паузу. — А сколько это стоит? — Обязательно в долла’рах, или можно в рублях? Я поднял руку, призывая к тишине. — Объясняю: оплата производится в условных единицах. А именно: один кусок — одна «браха», то есть благословение. — А где можно получить благословение? Мы бы очень хотели! — Как говогят наши Мудгецы: «Ягата-у-мацата! — Потгудись — и найдешь! — сказал я. — А теперь — ищите и обрящете: они должны быть где-то здесь! — закончил я, позевывая, и засунул руки в карманы своего сюртука. — А я знаю, а я знаю! — радостно завопил один из охранников. — Я видел кучу мешков, набитых благословениями в одной из потайных комнат в подвале. Пожалуй, если подналечь всем вместе, мы сможем выломать дверь и достать их. Услышав это, вся охрана ринулась куда-то вниз. Уже спустя 13 секунд прямо под моим стулом раздался страшный треск. «Кажется, это была металлическая дверь, — сонно подумал я про себя. — Пожалуй, ребят тогопить не пгиходится». Потом послышались шаги на лестнице. Через 17 секунд (кстати — абсолютный рекорд) контейнеры с благословениями уже лежали на полу возле стола. Я не спеша поднялся со стула, потянулся и стал изучать содержимое. Охранники Герцога Ора почтительно выстроились в ряд, пропуская меня. Так, здесь благословения на фрукты: «боре при-га-эц», здесь — на овощи: «боре при-га-адама». На прочие виды пищи: «шегаколь нигья бидваро». Очень хорошо! Зеир гут! ОК! Постой, а благословения на хлеб? А вот и они: «Га-моци лехем мин га-арец». Кажется, все на месте. Слава Б-гу! Барух Гашем! Да, это как раз благословение на удачу. Не успел я произнести благословение на удачу, как вдруг… — Ничего не трогать! — раздался грозный окрик. — Кто-то забрал вше мои благошловения, которые я чештно штарался украсть в соседней общине. Интерешно, где он? И где, шобственно говоря, они? Стражники попятились, уступая Герцогу Ора дорогу. Нюх бывалого агента подсказывал мне, что нельзя терять ни секунды. Я быстренько побросал все мешки с благословениями в свой кейс — там как раз поместились все 26 мешков. Я еще мысленно про себя порадовался, защелкивая чемоданчик: ведь на 27-й мешок места уже не оставалось. Я уже направлялся к выходу, как вдруг столкнулся нос к носу с самим Герцогом Ора! Вся доблестная охрана с угрожающим видом стояла за ним, и это было плохо. Зато стол с угощениями оказался как раз между нами, и это было отчасти хорошо. Или сейчас — или никогда! — Внимание: угощаю всех! Халява, господа! — громко объявил я и едва успел отскочить в сторону. И тут произошло нечто непредвиденное. Вы когда-нибудь видели цунами? Нет? Неважно. Так вот: то, что увидел я, было пострашнее. В один момент, как по команде, вся эта орава ринулась к столу, сметая все на своем пути. Десятки рук разом потянулись к угощениям. — Штой! Вшех уволю! — завопил Герцог Ора, но его уже никто не слышал. Шляпа, сорванная с головы, отлетела влево, пиджак затрещал по швам и разорвался на спине ровно на две половинки, левый сапог взлетел вверх, описав в воздухе красивую дугу (Герцог был не лишен чувства прекрасного), правый с глухим стуком упал на пол, а его самого вихрем вынесло в окно. Последнее, что я мог видеть, — это странного вида бревно, которое в облаке пыли с огромной скоростью катилось по дороге вниз с холма, постепенно удаляясь. Короче, как я всегда говорю: «Думай только о хогошем — и все будет хогошо!»


Комментарии:


Добавить комментарий:


Добавление пустых комментариев не разрешено!

Введите ваше имя!

Вы не прошли проверку на бота!


Дорогие читатели! Уважаемые подписчики журнала «Алеф»!

Сообщаем, что наша редакция вынуждена приостановить издание журнала, посвященного еврейской культуре и традиции. Мы были с вами более 40 лет, но в связи с сегодняшним положением в Израиле наш издатель - организация Chamah приняла решение перенаправить свои усилия и ресурсы на поддержку нуждающихся израильтян, тех, кто пострадал от террора, семей, у которых мужчины на фронте.
Chamah доставляет продуктовые наборы, детское питание, подгузники и игрушки молодым семьям с младенцами и детьми ясельного возраста, а горячие обеды - пожилым людям. В среднем помощь семье составляет $25 в день, $180 в неделю, $770 в месяц. Удается помогать тысячам.
Желающие принять участие в этом благотворительном деле могут сделать пожертвование любым из предложенных способов:
- отправить чек получателю Chamah по адресу: Chamah, 420 Lexington Ave, Suite 300, New York, NY 10170
- зайти на сайт http://chamah.org/donate;
- PayPal: mail@chamah.org;
- Zelle: chamah212@gmail.com

Благодарим вас за понимание и поддержку в это тяжелое время.
Всего вам самого доброго!
Коллектив редакции